Ария

 

Без нее почти никогда не обходится опера, на ней любят показать себя певцы, но она бывает и концертной, и даже инструментальной… О чем идет речь? Конечно, об арии!

Подобно многим другим музыкальным терминам, слово «ария» пришло из итальянского языка, и буквально оно означает «воздух» – подразумевается процесс дыхания, которое неразрывно связано с пением. Таким образом, ария – это то, что поют. Петь можно многое, и поначалу понятие это было довольно широким. В XV столетии, когда термин «ария» вошел в музыкальный обиход, им обозначали строфическую песню. В XVI-XVII веках арии – то есть вокальные сочинения – могли быть четырехголосными, но все-таки чаще встречались арии для одного исполнителя, которому аккомпанировал какой-нибудь музыкальный инструмент – это могла быть гитара или один из самых любимых и популярных инструментов того времени – лютня. Таким образом, в описываемую эпоху ария как жанр приобретает свои главные черты, которые будут присущи ей и впоследствии: сольное вокальное произведение с аккомпанементом.

В разных странах развитие арии идет своим чередом. Во Франции она обретает несколько разновидностей – «серьезная», «придворная», «духовная». Иногда в арию включаются так называемые «дубли» – куплеты с вариациями, таким образом, форма ее становится более сложной и интересной. Но французским композиторам принадлежит еще одно важное новшество – во Франции арией стали называть напевные инструментальные эпизоды, которые включались в балетные интермедии. Подобная практика французов повлияла на композиторов Германии, которые стали включать инструментальные арии в сюиты – так поступали, например, Иоганн Себастьян Бах и Георг Фридрих Гендель.

А что же происходило в Италии – стране, которая традиционно считается цитаделью вокального искусства? Здесь развитие арии было связано прежде всего со становлением оперы – и с этого времени ария не будет исчезать из оперы очень долго. Арии в первых итальянских операх были разными – иногда они сочетали кантиленность с признаками речитатива, иногда содержали контрастные разделы. Но во второй половине XVII столетия уже можно говорить о некотором «разделении функций» в опере: если драматическое действие сосредотачивается в речитативах, то арии отводится роль лирической кульминации – она призвана выразить чувства героя, на время «остановив» развитие действия. Какой будет ария, зависело от того, в уста какого персонажа она вкладывалась. Второстепенным персонажам приходилось «довольствоваться» ариями песенно-танцевального характера, главным героям доставались арии более сложные, развернутые, с колоратурами. Вокальным эффектам могла «приноситься в жертву» поэтическая сторона: содержание арии как таковое излагалось в первой строке, а в дальнейшем слова могли повторяться так, как требовала того музыкальная форма.

Как правило, оперные арии в это время писались в трехчастной форме da capo, что значит – «с начала» (подразумевалось точное повторение первого раздела после второго – композитор даже не выписывал третий раздел, а просто помечал – «с начала»). Но просто взять и повторить первый раздел певец не мог – он должен был украсить мелодию эффектными вариациями (эффектность арии напрямую зависела не только от того, что написал композитор, но и от умения певца импровизировать, и с этой точки зрения мы никогда не сможем узнать, как именно звучали арии того времени – ведь нотная запись не сохраняет импровизаций). Средний раздел отличался от крайних по ладу, а иногда и по темпу. Возникают типы арий – энергичная характерная ария, элегическая ария cantabile, скорбная ария lamento, виртуозная бравурная ария. Наряду с оперными ариями существовали арии концертные. Кроме того, арии входили в состав ораторий (как известно, этот жанр создавался «по образу и подобию» оперы), кантат, пассионов – словом, любых многочастных вокальных произведений с участием солистов.

Главным недостатком арий da capo было то, что они снижали драматический накал действия (такая опасность становилась особенно очевидной, когда исполнители сверх меры увлекались вокальной виртуозностью). Уже у Клаудио Монтеверди – в опере «Коронация Поппеи» – мы встречаем арию совершенно иного типа, напоминающую драматическую сцену. И, конечно, облик оперных арий меняется во второй половине XVIII столетия – и тон этим переменам задавала оперная реформа Кристофа Виллибальда Глюка: возникают арии двухчастные, рондобразные, ариозные речитативы, развернутые арии-сцены. Новые разновидности арий появляются в XIX веке – динамичная ария-стретто, каватина. Срастаясь с предшествующим ей речитативом, ария часто образует вокальную сцену.

Со временем ария перестает быть «королевой оперы» – например, во многих операх Рихарда Вагнера мы уже не найдем привычного деления на речитативы и арии. Разумеется, нет места ариям в таких операх, как «Пеллеас и Мелизанда» Клода Дебюсси с ее непрерывным течением музыки, без деления на номера. Но и в ХХ веке композиторы, создавая оперы, не отказывались от арий – достаточно вспомнить, например, прекрасную арию Кутузова из оперы Сергея Сергеевича Прокофьева «Война и мир».

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 89