Александр Борисович Журбин. Опера «Мелкий бес»

Реализация замысла не всегда следует непосредственно за его возникновением – эти события могут быть разделены годами и даже десятилетиями, особенно если идея рождается в юношеские годы, а для ее воплощения в реальность требуется опыт – и профессиональный, и жизненный. Именно так произошло с оперой «Мелкий бес», которую создал Александр Борисович Журбин. Композитору было двадцать лет, когда он составил перечень произведений, которым в будущем желал дать музыкальные воплощения. В перечне этом присутствовали творения многих отечественных писателей – и Александра Сергеевича Пушкина, и Федора Михайловича Достоевского, и Николая Васильевича Гоголя, и Антона Павловича Чехова… вошел в него и роман «Мелкий бес» – одно из наиболее известных сочинений Федора Сологуба, только при жизни писателя издававшийся одиннадцать раз.

Литературное произведение увлекло композитора своим особым литературным стилем и своеобразным языком, а также правдивым, далеким от всякого приукрашивания отражением неприглядной реальности – но можно ли считать роман Сологуба благодатным материалом для оперы? Ведь одна из отличительных черт этого произведения – полное отсутствие не только светлых страниц, но и светлых образов. Центральный герой – Ардальон Передонов, учитель – выглядит скорее антигероем. Предел его мечтаний – инспекторская должность, которая была ему обещана некой княгиней (обещание было передано посредством сожительницы Варвары, троюродной сестры). Бессмысленность серого существования насыщает душу Передонова завистью и злобой. Он настолько замкнулся в своем эгоизме, что неспособен иметь не только любимых людей, но даже любимые вещи: «Все доходящее до его сознания претворялось в мерзость и грязь». Духовное падение доводит героя до утраты чувства реальности, его преследует недотыкомка – «тварь неопределенных очертаний… серая, безликая, юркая». Но самое страшное заключается в том, что персонаж этот отнюдь не выглядит отвергаемым всеми негодяем, что казалось бы естественным – его воспринимают как обычного, нормального человека, матери смотрят на него как на потенциального жениха для дочерей. Объясняется это тем, что люди, окружающие Ардальона, ничем не лучше его самого. Жизнь других обитателей провинциального городка так же бессмысленна, как жизнь Передонова – фактически, он один из многих в страшном мире, населенном изуродованными душами: «Передоновщина – не случайность, а общая болезнь», – утверждал Сологуб.

Создать оперу на основе произведения, в котором, по мнению Журбина, «нет никаких светлых чувств», действительно оказалось нелегко, и Александр Борисович достаточно долго не решался подступиться к этому произведению. Непосредственной основой для создания либретто стал даже не сам роман Сологуба, а пьеса «Тварь», созданная Валерием Оскаровичем Семеновским по его мотивам. На основе этой пьесы драматург написал либретто, в работе над которым участвовал и сам Журбин. В него вошел не только текст романа Сологуба (разумеется, значительно сокращенный), но и стихи писателя, а также Александра Сергеевича Пушкина и Гавриила Романовича Державина (поистине страшной насмешкой звучит державинская ода «Бог» в устах Передонова!)

Сочинение оперы длилось пять лет – и, по словам Александра Борисовича, просуществовать со столь отталкивающими персонажами несколько лет было трудно, но все же он завершил оперу, и можно с уверенностью сказать, что музыка Журбина достойна романа Сологуба. Как в романе нет привлекательных героев, так и в опере нет красивой музыки (если и появляется какой-то намек на ласкающую слух мелодию, то подается она не иначе как в сатирическом преломлении). Словно отраженные в кривом зеркале, мелькают в музыкальном языке оперы отголоски музыки Джузеппе Верди, Петра Ильича Чайковского, Джакомо Пуччини, Дмитрия Дмитриевича Шостаковича, Сергея Сергеевича Прокофьева – но это не цитирование, а лишь намеки на характерные интонации, с которыми соседствуют гармонические построения в духе сентиментального городского романса и скрежещущие диссонансы, варьирование песенки «Чижик-Пыжик» и имитация жужжания мух. Но подобная полистилистика не вызывает ощущения музыкального хаоса. Оркестровое звучание и вокальные партии идеально сбалансированы, что особенно явственно ощущается в ансамблевых эпизодах.

Мировая премьера оперы «Мелкий бес» состоялась в июне 2015 г. в Камерном музыкальном театре им. Б.А.Покровского, дирижировал Владимир Ильич Агронский. Постановка была приурочена к семидесятилетнему юбилею композитора. Режиссер Георгий Георгиевич Исаакян трактовал оперу в духе фантасмагории и гротеска, что вполне соответствует духу и романа Сологуба, и оперы Журбина. Спектакль и ныне входит в репертуар театра.

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 8