Тот, кто не подкрашивал брови Джоконде

Вечер памяти Дмитрия Брянцева

«Призрачный бал». Фотограф Олег Черноус

Вечер памяти Дмитрия Брянцева в Московском академическом музыкальном театре имени Станиславского и Немировича-Данченко не только собрал аншлаг, но и привлек значительную часть профессионального сообщества, объединив его больше, чем можно было предположить.

Дмитрий Брянцев руководил балетной труппой театра чуть меньше двадцати лет – с 1985 по 2004 год, поставив за это время около десяти постановок. Созданного им репертуара в театральной афише сегодня нет. И нужно отдать должное устроителям вечера, которые со вкусом и чувством меры подошли к составлению программы, ограничившись двухчасовой продолжительностью. Единственное отделение состояло из концертных номеров, а также фрагмента спектакля «Девять танго и… Бах» на музыку А. Пьяцоллы и И. С. Баха – одной из первых и лучших постановок хореографа на московской сцене.

Вечер завершал «Призрачный бал» на музыку Ф. Шопена – одноактный балет, удостоенный премии «Золотая маска» и сразу единодушно признанный шедевром современной хореографии. Когда-то сам балетмейстер определил главной темой этого бессюжетного спектакля стремление человека к гармонии: «Здесь это выражено в цвете: желтое – к желтому, красное – к красному, зеленое – к зеленому. Они стремятся всю свою жизнь, и, наконец, когда это происходит, они могут очень короткое время находиться в этой гармонии. А потом желтое стремится к зеленому, зеленое стремится к синему, и мы сами все разрушаем».

Тема разрушения на вечере не прозвучала, как и некоторые другие, возникавшие в его постановках, созданных после «Призрачного бала» во второй половине 1990-х. В этот период Дмитрий Брянцев ставил сюжетные балеты: «Укрощение строптивой» М. Броннера, «Суламифь» В. Бесединой, «Саломею» на музыку П. Габриэля.

Финальной постановкой оказался спектакль для детей «Цирк приехал!» на музыку В. Бесединой и К. Сен-Санса. Словно завершая композицию жизни, балетмейстер  возвратился к комедийному жанру, с которого успешно начинал свою карьеру, поставив телефильмы-балеты «Галатея» и «Старое танго» с Екатериной Максимовой в главной роли.

Это было в 1977 году. Тогда же тридцатилетний Дмитрий Брянцев закончил балетмейстерский факультет ГИТИСа. А к 50-летию хореографа уже издано фундаментальное биографическое исследование Екатерины Беловой. Брянцев – постановщик лучших телевизионных балетов, руководитель незаурядного коллектива, один из немногих отечественных балетмейстеров, которому подвластны разнообразные пластические жанры.

На вечере памяти балетмейстера о Дмитрии Брянцеве рассказывали его коллеги из Большого театра – директор Владимир Урин, начальник отдела спецпроектов Ирина Черномурова, худрук балета Махар Вазиев, а также танцовщик, народный артист СССР Владимир Васильев, худрук Театра сатиры Александр Ширвиндт, худрук оперной труппы Музыкального театра Станиславского Александр Титель. С кинокадров воспоминаний и начался вечер, что выглядело органично, как и само появление на экране Дмитрия Брянцева, остроумно комментирующего танец и заразительно улыбающегося. «У нас нет слов, у нас есть только танец и пластика. А скрыть свои чувства в танце невозможно… Не нужно делать лишнего – я называю это подкрашивать брови Джоконде…»

Судьба Дмитрия Брянцева, безусловно, привлекательна для кинематографа. В ней есть своя стилистика, драматургия, свое ощущение трагифарса. Невероятно жаль только одного – отсутствия самого героя торжества.

 

Фото предоставлено Театром Станиславского и Немировича-Данченко

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 74