Сергей Васильевич Рахманинов. Литургия Святого Иоанна Златоуста

Сергея Васильевича Рахманинова нельзя было назвать глубоко религиозным человеком, тем не менее, отечественной духовной музыкой он интересовался. Курс истории русской музыки в пору его обучения в консерватории читал музыковед Степан Васильевич Смоленский – большой знаток русского церковного пения, исследовавший его. В 1892 г. Сергей Васильевич создал концерт для хора «В молитвах неусыпающую Богородицу…», планировал написать литургический цикл, но осуществлению замысла помешал душевный кризис, в который композитор погрузился после неуспеха Симфонии № 1.

Рахманинов был лично знаком с Александром Дмитриевичем Кастальским – композитором, создавшим множество духовных хоровых произведений. В 1903 г. Кастальский подарил Сергею Васильевичу свое произведение, и дарственная надпись содержала намек: «Есть на белом свете область, где терпеливо, но настойчиво ждут вдохновений Рахманинова». Не понять такой намек было невозможно, однако ждать пришлось еще семь лет.

Летом 1910 г. Рахманинов, создавший к тому времени уже две симфонии, три оперы и три концерта для фортепиано с оркестром, приступает к сочинению «Литургии Святого Иоанна Златоуста». Работа очень его увлекла – композитор признавался, что «давно не писал ничего с таким удовольствием» – и скоро Литургия была завершена.

Критики упрекали Рахманинова в «нецерковности» его произведения. В определенной степени они была правы: «Литургия Святого Иоанна Златоуста» – произведение концертное, неподходящее для богослужебной практики (как не предназначены для нее, например, Маленькая торжественная месса Джоаккино Россини или Реквием Джузеппе Верди), и не только потому, что хоровая партитура весьма сложна, и не всякий церковный хор в состоянии ее исполнить. Но если эту музыку нельзя назвать «церковной», имея в виду узкий смысл этого слова, то духовной она, несомненно, является. Смоленский и Кастальский, оказавшие в этой музыкальной области влияние на Рахманинова, принадлежали к «возрожденческому» движению в церковном пении. Приверженцы этого направления задались целью очистить церковное пение от рутины, царившей в нем на рубеже веков, и вернуть его к исконным древнерусским истокам. К таковым причислялся знаменный распев. В произведениях этих композиторов – в частности, Кастальского – он соединялся с элементами подголосочной полифонии, характерной для народной музыки.

В этом же русле находились и композиторские искания Рахманинова при создании «Литургии». К прямому цитированию образцов знаменного распева он не прибегает (как не цитирует он народных песен в своих симфониях и фортепианных концертах), но присущие ему ладовые особенности и характерные обороты присутствуют во многих мелодиях.

В то же время в «Литургии» немало мелодий, отмеченных чертами народной песенности: вступительная фраза «Во царствии твоем» напоминает запев протяжной; попевка, развивающаяся в основном разделе этого песнопения, близка причитанию; в «Достойно есть» звучат интонации, напоминающие весенние заклички. Присутствует здесь и характерная для Рахманинова «колокольность» фактуры (например, в шестнадцатом номере – «Хвалите Господа с небес»).

Двадцать номеров «Литургии Святого Иоанна Златоуста» объединены между собою тематическими реминисценциями. Еще одним организующим началом служит тональный план. Композиция разделена на две части, которые включают по десять песнопений. В обеих главенствует си-бемоль мажор – каждая из частей начинается этой тональностью и ею же завершается, но принципы построения тонального плана различаются: в первой части преобладает доминантовое соотношение тональностей, во второй – субдоминантовое. Такая цельность композиции, требующая исполнения «Литургии» целиком, стала еще одним аргументом в пользу концертного, а не церковного ее исполнения. Впрочем, даже при концертном исполнении некоторые номера вызывали нарекания цензуры, поскольку казались слишком смелыми для духовной музыки. Например, в третьем номере – «Единородный Сыне» – звучат речитативные фразы, которые по своей экспрессивности приближаются к оперному стилю. Это действительно может показаться необычным и даже не вполне уместным в духовной музыке, но если учесть, что это песнопение повествует об Иисусе Христе, о Его страданиях, подобная страстность уже не кажется противоестественной.

Еще более драматичным выглядит «Верую» – кульминация цикла: патетика мелодических оборотов, напряженность хроматизированных гармоний. Примечательно, что у Кастальского, с которым автор советовался в процессе работы над «Литургией», это песнопение вызвало немало нареканий – но Рахманинов отказался вносить изменения, которые Александр Дмитриевич ему рекомендовал.

Первым исполнителем, представившим публике «Литургию Святого Иоанна Златоуста», стал Синодальный хор, руководил которым Николай Данилин. Хор исполнил произведение в ноябре 1910 г. в Москве. Через несколько месяцев после московской премьеры состоялась премьера петербургская, на которой сам Рахманинов дирижировал хором Мариинского театра.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 33