Иоганнес Брамс. Немецкий реквием

В 1853 г. Иоганнес Брамс – тогда еще молодой композитор – познакомился с Робертом Шуманом и его супругой Кларой. В доме Шуманов его приняли очень тепло, знаменитый композитор поддержал начинающего коллегу, а Брамс стал ему другом и был рядом с четой Шуманов в самое тяжелое для них время. В 1856 г., когда Роберт Шуман скончался, Брамс задумывает написать в память о нем заупокойную мессу, но замысел этот не был осуществлен в то время. Композитор возвращается к нему по прошествии девяти лет, пережив другую тяжелую утрату – смерть матери, и тогда он принимается за создание Реквиема.

К каноническому тексту католического богослужения многократно обращались разные композиторы, но еще в XVII столетии встречались отступления от традиции. Так, в 1636 г. немецкий композитор Генрих Шютц – предшественник Иоганна Себастьяна Баха – написал мессу на родном немецком языке, а не на латыни. Существовал и подобный Реквием – его создателем является Франц Шуберт (правда, создание этого произведения достаточно долго приписывалось его брату Фердинанду). Но Иоганнес Брамс пошел еще дальше: композитор не просто заменил латинский текст заупокойной мессы немецким переводом – он… вообще от него отказался. Если перевод латинского текста можно было бы трактовать как воплощение одного из аспектов протестантской традиции, то в таком виде произведение могло восприниматься как обращение ко всем христианам, независимо от их конфессии. Брамс отмечал, что хотя он и назвал свой Реквием «немецким», с таким же успехом его можно было бы назвать «человеческим» – ведь обращен он ко всем людям.

Текст своего немецкого реквиема Иоганнес Брамс составил сам, используя фрагменты из Священного писания, переведенного на немецкий язык Мартином Лютером. Знакомство с этим либретто объясняет, почему композитор отказался от канонического текста – он не мог удовлетворить Брамса потому, что композитор желал вложить в свой Реквием совершенно иной смысл. В традиционном католическом Реквиеме важное место занимают картины Дня гнева и Божьего суда, обещание вечных страданий грешным людям, отвергнутым Богом – Брамс же акцентирует совершенно иные мотивы. Впрочем, о них нельзя сказать, что они противоречат христианскому вероучению – ведь текст позаимствован из Библии. Утешение, напоминание о Божьей любви к человеку, надежда становятся главными темами произведения. В первом номере цитируется Нагорная проповедь: «Блаженны плачущие, ибо они утешатся», ему вторят слова из «Откровения Иоанна Богослова» в седьмой, последней части: «Отныне блаженны мертвые, умирающие в Господе». Подобные «переклички» устанавливаются между второй и шестой частями, а также между третьей и пятой. Такое симметричное построение выражает христианскую идею вечности и незыблемости божественных законов, сохраняющих мироздание в равновесии.

Симметрия выражается не только в образном содержании текста, но и в средствах музыкальной выразительности. В заключительных разделах второй и шестой частей использована форма фуги, при переходе к которой сопоставляются одноименные тональности (си-бемоль минор и си-бемоль мажор во второй части, до минор и до мажор – в шестой). В третьей и пятой частях главную роль играет соло (мужское в третьей, женское в пятой). Центром симметрии становится четвертая часть, в которой оркестровый и хоровой разделы представляют собою варианты одной темы. Немалую роль играют в Немецком реквиеме интонации протестантского хорала, символизирующие веру и духовную силу, но они органично сочетаются с лирическими мелодиями песенного склада, а полифоническое развитие соседствует с аккордовой фактурой.

В первой части господствует настроение сдержанной скорби. Вторая начинается как мрачная сарабанда, особенно «темный» колорит придает ей тембр мужского хора, поющего в унисон, но второй раздел части – ликующее фугато. Подобное сопоставление присутствует и в третьей части: в соло баритона выражаются сомнение и страх, а в фуге на органном пункте литавр – радость жизни. Четвертая часть по мелодическому складу напоминает колыбельную. Исключительно задушевной выглядит пятая часть – сопрано с хором, где на первый план выходит мотив утешения. В шестой части победа над смертью воспевается в двойной фуге. В седьмой части возвращаются образы просветленной печали, особое ощущение теплоты вносит тембр деревянных духовых и скрипок.

Над Немецким реквиемом Брамс работал в Мюнхене, а затем – в горах Швейцарии, среди идиллической природы. Произведение было завершено летом 1866 г.

Первые три части Немецкого реквиема прозвучали впервые в Вене в 1867 г., но исполнили их неудачно. Подлинная премьера имела место в 1868 г. в Бремене во время Страстной недели. Произведение имело большой успех, но Брамс продолжал вносить изменения в него, и в 1868 г. была исполнена окончательная редакция, премьера ее состоялась в Лейпциге.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 80