«Билли Бадд» на Новой сцене Большого театра

Билли Бадд — Юрий Самойлов, Датчанин — Роберт Ллойд. Фото Дамира Юсупова

Имя английского композитора Бенджамина Бриттена (1913–1976), творившего в XX веке, по-прежнему украшает афиши оперных театров, концертных залов и солистов во всём мире, а зрители перед представлением спрашивают лишние билеты. Не отстаёт от мировых музыкальных держав и Россия. Особый интерес к творчеству Бриттена в нашей стране проявился за последние несколько лет. Очевидно, это связано со столетием со дня рождения композитора, широко отмечавшимся у нас в 2013 году. Тогда, помимо исполнения симфонических и камерных сочинений великого британца, Геннадий Николаевич Рождественский поставил его оперу «Блудный сын» в Камерном музыкальном театре им. Б. Покровского, а затем в Большом зале Московской консерватории осуществил концертное исполнение последней оперы Бриттена «Смерть в Венеции». Михайловский театр в Петербурге к юбилею подготовил премьеру его оперы «Билли Бадд».

И вот только что прошли премьерные показы этой оперы в Большом театре. Одновременно с Большим театром выпустил премьеру и Детский музыкальный театр им. Н. Сац. Его репертуар пополнился оперой «Ноев ковчег».

«Билли Бадд» – совместная постановка Большого театра с Английской национальной оперой и Немецкой оперой Берлина. Либретто создано Эдвардом Морганом Форстером и Эриком Крозье по повести Германа Мелвилла «Билли Бадд, фор-марсовый матрос», в работе над ним активное участие принимал сам композитор. Время действия оперы относится к 1797 году, к войне Англии с Францией на море, где Англия давно господствовала и праздновала свои победы. Это был период, когда Наполеон принудил Испанию, Нидерланды и Австрию к миру, и лишь Англия ему не подчинилась. Ещё одно немаловажное обстоятельство: призрак революции витал над Францией и Англией, что породило волнения во флоте, бунты матросов и два тяжелейших мятежа в Англии, прошедшие в том же 1797 г. Это наложило отпечаток и на повесть Мелвилла, и на либретто, а слово «мятеж» стало ключевым, то есть стало смысловым и музыкальным лейтмотивом оперы.

Действие оперы происходит на британском линейном корабле «Неустрашимый». Опера о войне, но саму войну мы не видим, на сцене – только разговоры о ней, подготовка к ней, и даже эпизод с погоней за французским кораблём построен на репликах, световых эффектах, призывах команды корабля к ветру: «Ветер, ветер, наполни паруса! Помоги нам в бою! Принеси нам победу!» и на горьких сожалениях о появившемся тумане, скрывшем быстро удаляющийся французский корабль.

Эдвард Вир — Джон Дашак. Фото Дамира Юсупова

Главное драматическое сражение на корабле разыгралось между добром и злом. Его участниками стали три главных героя оперы. Первый из них – капитан корабля Вир, которого обожают все, называя Звёздным Виром. Второй – матрос Билли Бадд, не знающий своего дня рождения и родителей, взятый на боевой корабль с торгового судна «Права человека». Простодушный, не ведающий лжи и интриг, молодой, сильный, красивый, с радостным восприятием жизни Билли сразу полюбился всем на корабле. Его тут же прозвали Красавчиком, попав под обаяние весёлого и доброго парня. Был у него только один недостаток: когда он оказывался чем-то взволнован, то начинал заикаться и не мог выговорить ни слова. Полная противоположность Виру и Биллу – мрачный и жестокий каптенармус Джон Клэггарт, следящий за дисциплиной на корабле, но способный только разрушать. Его ненавидела вся команда. Он же невзлюбил Билла за яркость личности, а услышав слова матроса: «Прощайте, ”Права человека”!», сразу увидел за ними крамолу, не захотев понять, что молодой человек просто прощался со своим прежним судном, вступая в новую жизнь на военном корабле «Неустрашимый». Клэггарт с помощью интриг и наговоров создал прецедент и тут же доложил капитану об измене Билла и его подстрекательстве матросов к мятежу. Вир, полюбивший Билла, не поверив словам Клэггарта, вызвал в свою каюту матроса. Клэггарт бросил в лицо Биллу чудовищные обвинения. От несправедливых обвинений Билл стал заикаться и не смог произнести ни слова. Он ударил обвинителя кулаком в лоб, тот упал замертво. Добро восторжествовало, зло было наказано, но капитан оказался перед страшным выбором между страстным желанием спасти Билли и чувством долга, Воинским артикулом и Королевскими уложениями. Капитан Вир согласился с решением офицеров и объявил Биллу о его казни через повешение на рее.

Постановку Бриттена необходимо оценивать как глубоко психологическую с бытовой направленностью. Это абсолютно соответствующий либретто и музыкальной драматургии спектакль, без каких-либо режиссёрских фантазий и придумок. Реалистично показан жестокий быт матросов, бесчеловечное отношение к ним вышестоящих служак. Раскрыты характеры главных и второстепенных персонажей оперы и их взаимоотношения. Чётко выстроены мизансцены, в том числе массовые сцены, что сделать было нелегко. Спектакль «густонаселённый»: в нём задействован не только замечательный хор Большого театра, но и Детский хор, и мимический ансамбль театра.

Более чем удачными оказались сценография спектакля и костюмы. Оформление было сделано Полом Стейнбергом для Английской национальной оперы и перенесено на Новую сцену Большого театра. Сценограф дал срез корабля, взяв за образец корабль генерала Нельсона «Виктори». Представлены все четыре уровня корабля, что позволило создать нужную атмосферу каждой сцены, понять иерархию действующих лиц и их взаимоотношения, чётко и органично ввести хоры и мимический ансамбль. Идея костюмов возникла у Пола Стейнберга, художника по костюмам Констанс Хоффман и их команды после просмотра фильма Сергея Эйзенштейна «Броненосец «Потёмкин».

Теперь о самом прекрасном – музыке Бриттена. «Билли Бадд» – очень необычная опера, чисто мужская, в ней нет ни одной женской партии. Казалось, будет скучно и монотонно. Ничуть не бывало! Талант композитора и его мастерство были столь высоки, что у него получилась потрясающая опера, которая захватила сразу и не отпускала слушателей до конца спектакля. Действие оперы происходит на море – с этой темы и начинается «Билли Бадд». Звучат две терции, мажорная и минорная, наплывающие друг на друга, – и перед нами возникает открытое море. Таким образом не только создаётся нужная атмосфера, но и рождаются две важнейшие темы, на которых композитор строит музыкальную драму.

Бриттена в этой опере интересуют все оттенки мужских голосов и их сочетания между собой и с различными инструментами оркестра. Клэггарта он награждает тёмным басом с мрачным тембром, Датчанина – тёплым басом кантанте, появляющегося на корабле Билли – насыщенным баритоном с массой радостных оттенков. У Вира – светлый высокий тенор, а у Новичка другой тенор – красивый, наполненный страданиями. Заменяя собой женские голоса, часто по-особому звучат флейты, скрипки.

Очень разнообразен в этой опере оркестр Большого театра, который замечательно звучит в разных своих составах. Большая заслуга в этом дирижёра Уильяма Лейсли. Вся мощь оркестра раскрылась в батальной сцене в начале второго действия. Хороши в его исполнении и оркестровые интерлюдии. В камерных сценах, происходящих в основном в каюте Вира, участвуют небольшие составы, выразительно раскрывая человеческую драму. Хочется отметить и солистов оркестра: Петра Кондрашина (виолончель) и Василия Соловьёва (флейта-пикколо).

Незабываемы хоровые эпизоды (главный хормейстер Валерий Борисов). Матросы во время отдыха проникновенно поют песни: «По океану, по-над волною», «Плывем мы в Самое» и другие, написанные Бриттеном, отлично знающим традиции народной музыки. Иногда песни слышатся из-за кулис – из кубрика доносится «Парус поднимем…», что приводит в восторг капитана Вира, да и слушателей тоже.

Билли Бадд — Юрий Самойлов, Клэггарт — Гидон Сакс. Фото Дамира Юсупова

Точно подобраны солисты, и каждый из них хорош в своей партии, будь то главная, второстепенная или совсем маленькая. Чувствуется, что с ними очень продуктивно поработали концертмейстеры, дирижёр Уильям Лейсли, режиссёр Дэвид Олден. Ни об одном из артистов нельзя сказать, что он не справился с ролью!

Красавчик Билли Бадд в ярком исполнении Юрия Самойлова проделывает большой путь от радостного, гармоничного восприятия жизни до страшной душевной драмы, когда узнаёт о своей казни из-за убийства Кэггарта. Его Билли мужественно принимает это известие, прощает и благословляет своего кумира Звёздного Вира, который мог бы его спасти от несправедливой и жестокой участи. Его прощальная ария, которая явно удалась Юрию Самойлову, оказалась одним из лучших и самых проникновенных фрагментов партитуры оперы.

Добротой, ощущением домашнего уюта в страшном корабельном мире покорил бас Роберт Ллойд в роли старого моряка Датчанина. Когда-то певец блистал в заглавной партии в опере Мусоргского «Борис Годунов» на сцене Мариинского театра п/у Валерия Гергиева.

Клэггарт — Гидон Сакс. Фото Дамира Юсупова

Дьяволом, исчадием ада стал у Гидона Сакса Джон Клэггарт, ненавистный всему экипажу корабля. Врезалась в память его ария-исповедь, в которой он поклялся уничтожить матроса Билли Бадда: «Я Джон Клэггарт, каптенармус «Неустрашимого», уничтожу тебя. Ты в моей власти». Она сближает героя Сакса с ещё одним изувером – Яго из «Отелло» Верди с его знаменитым «Кредо».

Отлично показался в роли Новичка молодой солист Большого театра Богдан Волков. Красивый полётный тенор, музыкальность и актёрская харизма помогли певцу создать трогательный образ несчастного мальчишки, похищенного из дома и брошенного в кубрик военного судна, где он должен прислуживать Клэггарту и предавать честных людей, боясь повторной жестокой порки. Запомнились в небольших партиях солисты Большого театра Марат Гали (Рыжая Борода), Олег Цыбулько (Лейтенант Рэтклифф), Станислав Мостовой (Крыса, корабельный капрал).

Партия капитана корабля, Звёздного Вира, была создана для замечательного тенора с уникальным тембром и партнёра Бриттена – Питера Пирса, который так и остался в истории оперы лучшим исполнителем этой роли. В спектакле Большого театра партию Вира спел английский тенор Джон Дашак. Она ему подошла и по красивому и выразительному голосу, и по актёрскому самочувствию. Он сумел вылепить образ аристократа и интеллектуала, размышляющего в своих монологах о вине и невиновности, личных пристрастиях и чувстве долга, непоколебимости закона для английского морского офицера, убедительно донеся до зрителей и причины своей душевной драмы, которая осталась с ним до конца его дней. Именно этому персонажу доверил композитор начинать и закрывать своего «Билли Бадда». Старый капитан Вир в Прологе и Эпилоге вспоминает 1797 год, матроса Билли Бадда, которого мог спасти – и не спас, о чём очень сожалеет.

Фото предоставлены пресс-службой Большого театра

Просмотров: 98