Алла Евгеньевна Осипенко

(р. 1932)

 

Алла Осипенко «Одна из наиболее значительных фигур в своем поколении», «прелестные линии, насыщенность образа», «актриса и человек выдающихся качеств», – в таких словах балетные критики, режиссеры и даже коллеги-балерины выражали восхищение искусством Аллы Осипенко.

Родина Аллы Евгеньевны – Ленинград. Мать будущей балерины происходила из семьи, богатой художественными традициями: ее предком был художник Владимир Боровиковский, она состояла в родстве с поэтом Александром Боровиковским и пианистом Владимиром Софроницким. Музыку в семье любили, мать играла на фортепиано, и маленькая Алла обожала танцевать под ее исполнение. Гости умилялись, глядя на ее детские танцы, и выражали сожаление, что девочка не сможет стать балериной из-за искривленных ног. Правда, этот физический недостаток сошел на нет по мере роста, но о балетной карьере для Аллы не задумывались ни родители, ни она сама. В хореографическое искусство она пришла почти случайно.

Аллу воспитывали в традициях интеллигенции былых времен, усиленно оберегая от «дурных влияний», а ведь девочке – как и всем детям – хотелось общаться со сверстниками, поэтому, увидев однажды в школе объявлении о записи в некий кружок, она поспешила туда записаться, даже не разобравшись, чему там будут учить. Как выяснилось, кружок был хореографический. Случайность оказалась судьбоносной: наставник разглядел в девочке талант и через год занятий посоветовал родителям Аллы показать ее специалистам. Родители последовали совету, и девочка была зачислена в Ленинградское хореографическое училище. Это произошло накануне начала Великой Отечественной войны.

Воспитанники училища, в их числе и Алла Осипенко, были отправлены в эвакуацию – сначала в Кострому, затем на Урал. Занятия проходили в ужасающих условиях, в помещениях, совершенно не приспособленных для этого – то в здании церкви, то в бараке. Зимой приходилось заниматься в неотапливаемых помещениях – ученицы брались за перекладины, надев варежки, и даже вынуждены были надевать пальто. Вспоминая впоследствии эти тяжелые дни, Алла Евгеньевна говорила, что любовь к балету, взращиваемая в таких условиях, неизбежно должна была стать вечной и всепоглощающей.

Училище возвратилось в Ленинград в 1944 г. Учеба продолжается, и весьма успешно. В 1948 г. Леонид Якобсон поставил для юной студентки миниатюру «Meditation» на музыку Петра Ильича Чайковского – и об Алле Осипенко заговорили за пределами учебного заведения.

Осипенко была одной из последних учениц Агриппины Вагановой. После завершения учебы – в 1950 г. – ее приняли в труппу Театра им. С.М.Кирова. Поначалу все складывается прекрасно, на репетициях и спектаклях молодая артистка испытывает прилив подлинного вдохновения, но именно это и стало причиной серьезного испытания: однажды при возвращении с репетиции «Спящей красавицы» эмоции настолько переполняли балерину, что из троллейбуса она не вышла, а выпрыгнула – и повредила ногу. Из-за травмы она не танцевала в течение полутора лет, но благодаря своему упорству смогла вернуться на сцену.

Среди ролей Осипенко в Кировском театре – Маша в «Щелкунчике», Мария в «Бахчисарайском фонтане», Царица бала в «Медном всаднике», Фея сирени в «Спящей красавице», Гамзатти в «Баядерке» и множество иных партий. Но поистине «звездным часом» стала для нее роль Хозяйки Медной горы в «Каменном цветке», исполненная в 1957 г. Эта роль была примечательная не только тем, что исполнительница выходила на сцену в обтягивающих трико, без традиционной балетной пачки (что было весьма нетипично для отечественного искусства тех времен) – необычной была сама хореография, настолько, что балерина не раз слышала от коллег: «Если будешь танцевать так, как ты танцуешь «Каменный цветок», ты больше не сможешь сделать ничего – ни «Раймонду», ни «Лебединое озеро». Рядом с этой партией балерина ставит только главную роль в балете «Антоний и Клеопатра», которую она исполнила в 1968 г. в Малом театре.

Алла Осипенко На судьбу балерины негативно повлияла эмиграция Рудольфа Нуриева – ведь Осипенко была не просто его партнершей, а последней советской балериной, танцевавшей с ним. Это стало причиной настороженного отношения к ней – не последует ли она примеру партнера? На гастроли ее выпускали крайне редко, только в социалистические страны и даже там запирали в гостиничном номере. Такие строгие меры были излишними – хоть Осипенко и не осуждала Нуриева, сама она эмигрировать не собиралась… Такая нездоровая атмосфера вокруг балерины, а также тот факт, что после успеха в «Каменном цветке» на нее смотрели как на «актрису одного амплуа», стали причиной ухода Осипенко из театра. В заявлении об увольнении она указала в качестве причины «творческую и моральную неудовлетворенность».

Вместе с нею театр покинул Джон Марковский – супруг и партнер. Их дуэт называли «дуэтом века», в танце с ним балерина ощущала полное единение. Для супругов, ставших солистами труппы Леонида Якобсона, балетмейстер ставил хореографические миниатюры, которые не всегда находили понимание у современников и даже вызывали недовольство властей. Так, в миниатюре «Минотавр и нимфа» усмотрели непристойность, и знаменитой балерине пришлось лично посетить Ленинградский исполком, чтобы ее исполнение было разрешено.

Осипенко пришлось покинуть труппу в 1973 г. – балетмейстер не захотел ждать, когда она восстановится после травмы. Вместе с Марковским она выступает в сборных концертах и даже сельских клубах, а в 1977-1982 гг. – в составе труппы «Новый балет». Одной из лучших ее партий в этой труппе стала роль Настасьи Филипповны в балете «Идиот», поставленном Борисом Эйфманом на музыку Симфонии № 6 Петра Ильича Чайковского.

С конца 1980-х гг. Осипенко ведет преподавательскую деятельность в различных труппах – американских, французских, итальянских, российских.

Алла Осипенко возглавляет Международный фонд «Терпсихора».

Музыкальные Сезоны

Все права защищены. Копирование запрещено.

 

Просмотров: 139