Вуди Аллен: Самокатящееся колесо

Вуди Аллен как время. Если вдруг человек, сбежавший, например, лет 30 назад от цивилизации, вновь окажется ее элементом, по количеству вышедших фильмов режиссера он сможет определить, в каком году он сейчас проживает – ведь начиная с 1982-го тот выдает ровно по фильму в год.

Прямо как серийный убийца, который ищет женщину с тем самым оттенком волос, или носящую поясок в крапинку, или издающую характерный кашель после затяжки самокруткой, Вуди Аллен рассекает определенные социальные прослойки в поисках концептуальных олицетворений своих «идей-фикс».

Кадр из фильма «Колесо чудес»

В новом фильме режиссера «Колесо чудес» мы можем увидеть очередную реинкарнацию старых-добрых фетишей, комплексов, а также фетишизированных комплексов, уже как будто наших собственных, обыгранных режиссером еще в «Манхэттене», но на этот раз законсервированных в 50-х годах XX века.

Герои фильма – неудачники на грани пособия, странное семейство, где все друг другу не родные: у мужа дочь от первого брака, у жены сын, сам брак на материальной почве существует пять лет. Их объединяет не любовь, но стремление выжить. Убивает же их, кроме собственной глупости… искусство. В конце концов, фильм оказывается о том, что, если человек сам по себе пустое место, попытки инъекций возвышенного в эту область, раздувая эго, низводят не только экзистенциальные, но и чисто бытовые ценности и радости в ничто.

Вуди Аллен привносит театрализацию в действо не только в качестве драматургического элемента, но и как деструктивную силу, затрудняющую понимание человеком собственного естества.

Кадр из фильма «Колесо чудес»

Парк аттракционов – такая себе весьма токсичная территория симуляции, где развлечение зиждется на способности убедительно внушить веселость самому себе. Для устроителей праздника же не остается ничего кроме как продолжать крутить ручку, пока еще есть силы. В этом они напоминают, например, героев классического фильма «Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?», танцевавших буквально на смерть. Зацикленные в своих действиях слуги «чудесного колеса» механически выполняют одни и те же действия, с разным успехом, но чем дальше, тем с меньшим «выхлопом», реализуя накопленное чувство фрустрации.

Пожалуй, «Колесо» – один из наиболее сардонических фильмов режиссера. Персонажи здесь не выглядят симпатичными прежде всего для него самого. Еще немного, и можно было бы сказать, что фильм по-настоящему злой. Конечно, у них есть определенная доля харизмы, но только как у элементов среды, в соответствующих ее антуражу свойствах, вроде акцента, дизайна платьев, или технических новинок.

Кадр из фильма «Колесо чудес»

Пошлость может быть смертельно опасна, если воспринимать ее всерьез на протяжении долгого промежутка времени. И когда фатальное действие состоится, оно будет настолько же жалким, насколько был каждый шаг прелюдии, и героям предстоит или это понять, или окончательно пасть под ударами судьбы – в обоих случаях все должен решить огонь, который может быть как из геенны, так и очищающим.

В общем и целом, «Колесо чудес» – весьма приличный фильм на уровне задумки, то есть интеллектуальном. Также это один из самых тщательно визуализированных фильмов Аллена. Изысканные цвета и светотени ласкают глаз и будто бы дарят зрителю то, чего так лишены персонажи – истинно эстетическое наслаждение окружающим, дарованное лишь поэтам да художникам. Впрочем, сместив таким образом акценты, Аллен, непривычно для себя, мало внимания уделяет диалогам и психологическим мелочам, так оживлявшим его ранние фильмы.

Кадр из фильма «Колесо чудес»

Нет никакого желания активно муссировать в сознании содержание фильма, от героев которого хочется дистанцироваться. И вовсе не настолько они никчемны, нет – тут актерская работа с лихвой компенсирует человеческие качества. Просто, в определенные моменты, фильм, вместо того, чтобы совершить движение, пусть даже ложное (фирменная тактика кинематографа), утомляет ЦНС пустопорожними сценами, тормозящими драматургическую динамику и открывающими ее ходульность – так по хромающей походке мы понимаем, что перед нами все-таки инвалид. При желании этот сюжет легко уместился бы в час, и даже тогда можно было бы от него немного устать. Пожалуй, Вуди Аллен начал впадать в мизантропию, и даже психоделические тона, в которые для него окрасилась реальность, не разбавят гнетущего впечатления от нового фильма, главная радость в котором – его долгожданная концовка.

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 95