Вторая специальность

Не секрет, что все молодые абитуриенты, поступающие в музыкальные училища, мечтают о карьере сольного исполнителя. И когда на втором курсе они попадают в концертмейстерский класс, а на третьем – в класс камерного ансамбля, их отношение к этим предметам… Ну, скажем, снисходительное. Как на вокальном отделении к хору: «Ну, что поделать, надо ходить!» И педагоги камерного и концертмейстерского класса знают это и грустно вздыхают, получая в нагрузку десяток рихтеров, мацуевых и клибернов. Исключения, конечно, есть, но они довольно редки.

И вот мне выпала судьба попасть на втором курсе училища в крепкие руки Татьяны Николаевны Голик, преподавателя концертмейстерского и камерного классов. «У нее не забалуешь!» – слышал я отзывы старшекурсников. А тут еще оказалось, что Татьяна Николаевна была педагогом моего отца, и даже сохранила тетрадь с его программой за три года. И в самом деле, концертмейстерский класс стал для меня второй специальностью, куда я спешил со страхом и восторгом одновременно, потому что Татьяна Николаевна учила меня не просто аккомпанировать певцу: она раскрывала передо мной страницы опер, камерного зарубежного репертуара. Нечасто исполняемые романсы Балакирева, Глазунова, Гречанинова были желанными гостями в её классе. Пришлось мне испытать как гнев, так и милость своего педагога. Я не помню, чтобы Татьяна Николаевна когда-либо повышала на меня голос, но бывало и так, что она просто закрывала плохо выученные мною романсы и говорила: «До свиданья. Выучишь – придёшь.» Такой холодный тон действовал безотказно. В её классе я впервые понял, как надо работать с певцом, как передать нюансы в вокальном ансамбле, как играть клавиры опер и многое другое.

Великолепно работалось с иллюстраторами, чуткими и безотказными певцами. Не называю фамилии, так как боюсь кого-нибудь забыть, но всем, кто работал в классе Татьяны Николаевны, я сердечно благодарен.

Татьяна Николаевна получила превосходное образование в классе выдающегося педагога по классу фортепиано и органа Л.И.Ройзмана и всю жизнь посвятила педагогической работе. Сначала она вела концертмейстерский класс, затем добавился камерный. Приблизительно 15-20 выпускников ежегодно, подумайте только! Каждый – индивидуальность, со многими непросто найти общий язык. Но я не помню, чтобы хоть один человек ушёл из её класса.

На следующий год я оказался у неё в классе камерного ансамбля. Кажется, Татьяна Николаевна нарушила тогда неписаное правило, по которому педагоги по камерному ансамблю и концертмейстерскому мастерству у студента должны были быть разными, но для меня это был царский подарок. Если с вокальной музыкой я всё-таки был знаком (мой отец как раз тогда писал книгу «Творцы русского романса»), то ансамблевое творчество не знал совсем. Как сейчас помню, началось моё обучение с альтовой сонаты Геништы. Может быть, сейчас я признаю, что это не самая интересная музыка, но в то же время – крайне полезная для начинающих. Вскоре после этого я сыграл сонату Глинки, затем «Арпеджионе» Шуберта, трио Аренского и на госэкзамене исполнил фортепианное трио Арно Бабаджаняна.

Но не только работа над произведениями была интересна для меня. В классе всё время происходил интереснейший процесс по изучению произведений современных композиторов, создавались огромные ансамбли (секстет Глинки, «Карнавал животных» Сен-Санса), состав ансамблей менялся не только год от года, но бывало и в течение года разным студентам удавалось сыграть в одном ансамбле. Здесь, на уроках камерного ансамбля и концертмейстерского мастерства, зародилась моя дружба со студентами с вокального, струнного и духового отделений. Да и как было не дружить, когда вокруг была такая атмосфера!

29-й класс Мерзляковки превратился для меня и множества других студентов в творческую мастерскую, где Татьяна Николаевна была не только педагогом, но и художественным руководителем, а иногда и слушателем, если мы приносили какие-то новинки. Сотни бывших студентов стали профессионалами и работают по всему миру, на всех континентах. И всех она помнит, любит, интересуется их дальнейшей судьбой.

Работа и другие хлопоты не дают мне возможности заглядывать часто в 29-й класс, где, как и прежде, творит чудеса строгий, чуточку холодноватый голос одного из лучших педагогов, которых я встречал в своей жизни. Татьяна Николаевна Голик как всегда на боевом посту, программы её концертов и экзаменов пополняются новыми произведениями, её энергии, я уверен, хватит ещё на много поколений студентов. Из класса Татьяны Николаевны выходят вдумчивые и любопытные музыканты.

Низкий Вам поклон!

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 556