Владимир Иванович Ребиков. Опера «Ёлка»

ЕлкаВладимир Иванович Ребиков… этого композитора не относят к числу «титанов» русского музыкального искусства, его имя затерялось в тени великих имен. В глазах современников он был дилетантом – и это было справедливо: провалившись на вступительном консерваторском экзамене, где строгие мэтры заклеймили представленные им сочинения как «модернистские диссонансы» (Сергей Иванович Танеев даже счел, что у него нет музыкального слуха), он так и не получил специального композиторского образования – впрочем, это не помешало ему создать немало произведений, включая несколько опер, и его творчество весьма высоко оценивали такие признанные авторитеты, как Петр Ильич Чайковский и Сергей Васильевич Рахманинов… Мы расскажем о самом известном творении Ребикова – опере «Ёлка».

В основу ее положены произведения Ханса Кристиана Андерсена и Федора Михайловича Достоевского… казалось бы, как можно объединить мотивы их творчества в одном сочинении, что общего между датским добрым сказочником и русским романистом, со всей беспощадностью воплотившим в своих творениях темные глубины человеческой души? Но ведь и Андерсен в своих сказках не боится раскрывать перед читателем уродливый лик мира (недаром некоторые современные родители, избалованные слащавыми счастливыми развязками, считают датского сказочника жестоким и задаются вопросом, можно ли читать его сказки детям). Достоевский же однажды написал сказку, в которой остался верен себе – своему вниманию и сочувствию к «униженным и оскорбленным». В рождественской сказке «Мальчик у Христа на елке» нищий ребенок, которому некуда идти после смерти матери, блуждает по городу и смотрит в окно богатого дома, где дети веселятся вокруг елки и получают подарки. Привлеченный этой пленительной картиной, мальчик входит в дом, но его прогоняют, сунув монетку, которую он даже не может удержать в замерзших пальцах. В конце концов, он засыпает и замерзает – и в предсмертном сне оказывается на Христовой елке, среди других детей, погубленных нищетой, где он встречается со своей матерью… Это произведение Достоевского перекликается с одной из самых печальных сказок Андерсена, в которой нет практически ничего сказочного – «Девочка со спичками». Обе сказки легли в основу либретто «Ёлки». Поистине, такая история могла произойти где угодно, поэтому действие оперы происходит «в настоящее время, в том городе, где ставится опера».

К этому творению Ребикова в полной мере можно отнести его слова: «Было время, когда признавалось все грандиозное… Но человечество взяло в руки микроскоп и нашло целый новый мир, не менее интересный, чем тот, который надо было рассматривать в телескоп». «Елка» – опера камерная, с минимальным количеством действующих лиц. В сущности, она стоит на грани монооперы: кроме главной героини – бедной замерзающей девочки – в ней присутствует только одно действующее лицо – призрак ее матери (безмолвный Принц, встречающий девочку на празднике в волшебном сне, не в счет). Сосредоточенность на раскрытии переживаний одной героини сделала ненужными такие традиционные оперные формы, как закругленные арии или дуэты. Опера даже не разделяется на картины – действие идет непрерывным «потоком», объединяющим началом в котором становится развитие небольшого количества лейтмотивов (тем самым опера сближается с симфонической поэмой – точнее, вокально-симфонической).

В музыкальной ткани оперы выделяется вальс, ставший наиболее знаменитым ее фрагментом, исполняемым в многочисленных переложениях для разных инструментов. Эта хрупкая элегическая мелодия, исполненная щемящей печали, звучит в опере два раза – как символ недостижимого счастья. При первом проведении она доносится из богатого дома, в окно которого заглядывает девочка, при этом – в соответствии со сценической ситуацией – вальс звучит в фортепианном изложении (композитор указывал, что исполнять его должен хороший пианист на рояле, но ни в коем случае не на пианино), утонченность его подчеркнута высоким регистром. В среднем разделе причудливой «игрой света» звучат мажорные интонации, оттеняемые возвращением минорной первой темы. При втором появлении – в волшебном сне умирающей девочки – вальс расцвечивается оркестровыми красками: небесная чистота слышится в тембре флейт и играющих в унисон с ними скрипок, в нежном звоне челесты.

Судьбу оперы можно назвать драматичной. Поначалу ее сопровождал успех: после премьеры, состоявшейся в Москве в 1903 г., она была поставлена в разных городах мира – от Перми до Берлина, в 1910 г. состоялась не менее успешная петербургская премьера – а затем опера была забыта на долгие годы. После Октябрьской революции на постановку тем более не было надежды – в стране торжествующего атеизма казались неуместными ангелы, уводящие героиню на небеса, и только вальс продолжал жить в качестве отдельного номера. Новая жизнь «Ёлки» началась в XXI веке – опера вошла в репертуар Мариинского театра.

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 105