Вариации

Термин «вариации» встречается и в математике, и в статистики, и в биологии, и в астрономии, и в литературе – но где бы он ни использовался, под ним всегда подразумеваются некие изменения, вносимые в то, что дано изначально, диапазон изменчивости в заданных пределах. Подобное значение имеет и термин «вариации» в музыке – форма, основанная на изменениях темы.

Говоря о вариациях в музыкальном искусстве, следует различать вариации как форму и вариационность как принцип развития. Например, в трехчастной форме может быть варьированная реприза, а в разработке сонатной формы зачастую варьируются мотивы той или иной темы – но при этом трехчастная форма останется трехчастной, а сонатная – сонатной. Вариации же предполагают совершенно определенную структуру: сначала излагается тема, далее следуют ее повторные изложения, в каждое из которых вносятся какие-либо изменения. Такой принцип построения формы пришел в профессиональное искусство из музыки народной: исполняя куплетную песню, так интересно изменять облик мелодии от куплета к куплету! А когда поют хором, возможностей для этого становится еще больше.

Варьированию может подвергаться не одна тема, а две, иногда даже три – в этом случае говорят о двойных или тройных вариациях. Цикл может строиться по-разному – вариации на разные темы чередуются по одной или группами.

Вариационная форма оказалась очень близкой и естественной для русской музыки. Произведение, давшее начало русскому симфонизму – «Камаринская» Глинки – по форме представляет собой двойные вариации.

Как и любая форма, вариации многолики. В академической музыке самой древней их разновидностью можно считать вариации на Basso ostinato – неизменный бас, на который накладываются новые полифонические голоса. Зародившись в XVI столетии, такие вариации существовали в эпоху барокко как чакона и пассакалия (оба жанра изначально были танцами испанского происхождения). Поскольку вариации на Basso ostinato – полифонические, границы вариаций в разных голосах могут не совпадать. Подобные произведения создавали Иоганн Себастьян Бах, Генри Пёрселл, Георг Фридрих Гендель, Антонио Вивальди и многие другие композиторы эпохи барокко. Пассакалия и чакона «исчерпывают себя» в эпоху классицизма, чтобы обрести второе дыхание в Новейшее время – в творчестве Альбана Берга, Пауля Хиндемита, Дмитрия Дмитриевича Шостаковича, Родиона Константиновича Щедрина.

Во второй половине XVIII столетия и в XIX веке на первый план выходят другие вариации – фигурационные. Их породила гомофония, и изменениям подвергается одна из составляющих гомофонно-гармонической фактуры – гармоническая или мелодическая фигурация (по-иному такие вариации называются орнаментальными).

К XIX веку сложилась еще одна разновидность вариаций – на soprano ostinato: мелодия сохраняет неизменный вид, но меняются другие голоса фактуры (таков, например, хор «Ложится в поле мрак ночной» из оперы Михаила Ивановича Глинки «Руслан и Людмила», или Песня Марфы из оперы Модеста Петровича Мусоргского «Хованщина»). Хотя этот вид вариаций происходит от вокальной музыки, от куплетной песни, он прижился в инструментальной музыке, где наряду с сопровождением может меняться тембровое изложение мелодии – приведем в качестве примеров «Болеро» Мориса Равеля и эпизод из первой части Седьмой симфонии Дмитрия Дмитриевича Шостаковича, живописующий фашистское нашествие.

В процессе варьирования тема каждый раз может приобретать яркий индивидуальный облик, выражающийся в ее фактуре, ритме или другой характеристике, в этом случае говорят о характерных вариациях. Их частный случай – жанрово-характерные вариации, когда каждая из вариаций приобретает черты определенного жанра (скерцо, марш, романс, какой-либо танец).

Говоря о вариациях, следует заметить, что исторически сложились две разновидности этой формы – строгие и свободные. Первая разновидность предполагает, что очертания темы остаются узнаваемыми – сохраняется ее форма, гармоническая основа. В свободных же вариациях все это может подвергаться очень серьезным изменениям – вплоть до того, что связь с темой сохранится только на уровне интонационного родства.

Не всякая мелодия может стать темой вариаций. Он должна быть, с одной стороны, яркой – чтобы оставаться узнаваемой в процессе варьирования, с другой – достаточно лаконичной и «скромной», чтобы оставлять простор для варьирования. Не всегда тему для вариационного цикла сочиняет сам композитор – он может использовать народную песню или даже мелодию другого композитора (например, Людвиг ван Бетховен создал Вариации на тему Диабелли, а Иоганнес Брамс – Вариации на тему Генделя). Существуют такие мелодии, вариации на которые писали разные композиторы – например, Сергей Васильевич Рахманинов назвал свое произведение Вариациями на тему Корелли, не подозревая, что итальянский композитор тоже использовал мелодию в жанре старинного испанского танца – фолии, существовавшую до него.

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 1 679