Танец. 1909

«Неужели кто-то это собирается купить?» – возмущались посетители парижского Осеннего салона, где в 1910-м году, перед отправкой в Москву, было выставлено панно Анри Матисса «Танец». Зрителей раздражали «корявые» фигуры и «дикие» краски, а заказчика картины, предпринимателя и коллекционера Сергея Щукина, они называли «сумасшедшим», «собирателем декадентствующего хлама».

Но не все так зло набросились на «Танец» Матисса. Есть и другие отзывы. Вот что пишет один из современников: «Мы видели в Осеннем салоне удивительное полотно «Танец». Неистовый хоровод на синем фоне заставляет кружиться розовые тела. Слева большая фигура увлекает всю цепь. Какое упоение! Какая вакханка! Этот царственный арабеск, этот захватывающий изгиб, идущий от повернутой головы к выпуклости бедра и нисходящий вдоль вытянутой ноги, воплощает для меня оргиастический дифирамб, в котором Ницше воспел энтузиазм молодой Эллады».

Анри Матисс, работающий за декупажем. 1952

Заказ на декоративное панно с танцевальной темой Анри Матисс (фр. Henri Matisse; 31 декабря 1869, Ле-Като-Камбрези, Нор, Франция – 3 ноября 1954, Ницца) получает от Щукина в 1908 году, и сразу же начинает писать эскиз «Танца». Композиционно картина восходит к «Радости жизни», где на дальнем плане кружится хоровод. «Этот танец, – говорил Матисс, – долго жил во мне, я уже поместил его в “Радости жизни”, моей первой большой композиции». Но при создании новой работы, чтобы напитаться, надышаться танцем, он отправляется в Мулен де Ла Галет. «Я смотрел, как танцуют, – пишет Матисс. – В особенности мне понравилась фарандола… Вернувшись к себе, я сочинил мой танец четырехметровой длины, напевая тот же мотив».

Кружащийся на вершине холма хоровод захватывает своей легкостью и простотой. Так просто, наивно, что замирает сердце. Здесь есть нечто из тех цветных снов, которые порой снятся в детстве. Когда ты кружишься, кружишься в бесконечном цветном хороводе. И, кажется, миг и танец поднимет тебя к небу. Все просто. «“Танец” написан мной всего тремя красками, – скажет Матисс. – Синий цвет передает небо, розовый – тела танцовщиков, а зеленым цветом изображен холм». И в этих красках столько радости, бьющейся энергии, что они, как океанская волна, вырвутся за рамки полотна.

31 марта 1909 года Щукин сообщит художнику: «Я нахожу в Вашем панно “Танец” столько благородства, что решил пренебречь нашим буржуазным мнением и поместить у себя на лестнице сюжет с обнаженными. В то же время мне нужно будет второе панно, сюжетом которого могла бы быть музыка». Матисс тотчас соглашается и создает композицию такого же размера на музыкальную тему.

Анри Матисс. Портрет танцовщика и хореографа Леонида Мясина. 1920

Танец для Матисса продолжится и в балетном театре. В 1920 году художник создаст декорации и костюмы к спектаклю «Песнь соловья» на музыку Игоря Стравинского (Русский балет Дягилева). Хореограф балета Леонид Мясин вспоминает: «Незадолго до начала репетиций я поехал навестить его в Ницце, где он жил в квартире с надстройкой, и одну из лучших комнат там занимала огромная клетка для птиц. У него были сотни экзотических птиц со всего света, и он так гордился ими, что даже получил официальный документ, подтверждавший вокальные данные его любимого соловья. Он искренне увлекся идеей создания декораций для “Песни соловья”. По его мнению, они должны были быть просты и элегантны. Его также очень интересовала проблема костюма для настоящего и механического соловья.

Вы видите не полный текст статьи. Оформите подписку, чтобы увидеть материал целиком.
Вы можете прочитать текст не оформляя подписку. Оплатите доступ к материалу на одни сутки.

Я уже подписчик. Войти