Так называли балерину Авдотью Истомину в пору расцвета ее таланта

Авдотья (Евдокия) Ильинична Исто­мина родилась в 1799 году в Санкт-Петербурге в семье полицейского пристава Ильи Истомина и его жены Анисьи. В шесть лет Дуня осталась круглой сиротой. К счастью, девочка не была определена в сиротский приют, а попала в императорское театральное училище.

В спис­ке зачисленных в 1805 году на казенный кошт числилась за № 6 «Ав­дотья Истомина, дочь полицейского прапорщи­ка, а представил Преображенский флейщик». Благодаря своей профессии, флейтист, веро­ятно, и заметил одаренного ребенка. А может, под нехитрую мелодию его «дудочки» девочка отплясывала свои первые танцы?

Авдотья Истомина

В те времена «актёрками» становились обычно дети артистов, фигурантов, капельди­неров, музыкантов, а также те, кто имел протекцию высокопоставленного лица. Истомина не относилась ни к одним, ни к другим. Но кто-то, пожелавший остаться неизвестным, похлопотал за сироту, и Истомину взяли на полный пансион в театральную школу, где преподавал маг танца – знаменитый Шарль Луи Дидло.

Быстро летели годы ученичества. Сначала танцевальному искусству девочку обучала петербургская балерина Екатерина Сазонова, исповедовавшая принцип трех «Т» (Талант + Терпение + Труд), а потом сам маэстро Дидло. Он был необыкновенно требовательным и строгим педагогом, но без этого артистов балета не готовят, даже сейчас.

Ученики Дидло, в которых он старательно развивал не только хореографические, но и драматические способности, всегда блистали на сцене. Авдотья Истомина, одна из лучших его воспитанниц, на протяжении всей творческой жизни демонстрировала публике не только виртуозный танец, но и несомненный талант драматической актрисы, в совершенстве владея искусством пантомимы, комедии и водевиля.

Истомина, как и большинство учащихся, начала выходить на сцену рано: в девять лет она уже участвовала в кордебалете спектакля своего учителя «Зефир и Флора». Позже не раз исполняла корифейские партии, выступая вместе со знаменитой Евгенией Колосовой, Огюстом Пуаро и другими «первы­ми сюжетами».

В 1816 году двери школы закрылись за Ав­дотьей Истоминой в последний раз, и она по­ступила на службу в Санкт-Петербургский Большой театр полухарактерной танцовщицей с окладом 750 рублей. Для начала Дирекция императорских театров выдала будущей балерине 200 рублей на «окипирование» и восемь саженей дров. Так для семнадцатилетней девушки началась взрослая самостоятельная жизнь. Теперь ее домом и семьей на многие годы стали театр и его балетная труппа.

После блистательно­го дебюта в партии Галатеи в балете Кавоса «Ацис и Галатея», поставленного для нее Шарлем Дидло, Истомина по праву заняла ведущее положение в труппе театра, исполняя все главные партии. Балерина, по мнению современников, обладала «редким сценическим обаянием, искусством выразительной пантомимы, музыкальностью, необыкновенной воздушностью, грацией, виртуозной техникой танца, тонко разрабатывала драматическую сторону своих партий».

Вы видите не полный текст статьи. Оформите подписку, чтобы увидеть материал целиком.
Вы можете прочитать текст не оформляя подписку. Оплатите доступ к материалу на одни сутки.

Я уже подписчик. Войти