Переживет ли Метрополитен-опера позор Джеймса Ливайна?

Начато расследование, три «жертвы» вышли на свет, и, хотя 74-летний Джеймс Ливайн только «находится под подозрением» в связи с инкриминируемым ему преступлением, очевидно, что его карьера закончена.

С того момента, как New York Post первой сообщила о наличии полицейского отчёта в Лейк Форест, штат Иллинойс, и Метрополитен-опера объявила, что будет изучать обвинения, многие люди, знающие музыкальный мир изнутри, только фыркали – то, что Ливайн занимался растлением малолетних, на протяжении десятилетий является секретом Полишинеля. Но для большинства «знать» на самом деле означает – услышать слухи из четвёртых рук, с минимумом подробностей и без каких бы то ни было доказательств. Издания, которые попытались подкрепить эту историю фактами, обнаружили, что она словно ускользает.

Есть люди, и, возможно, их много, которые не могут правдоподобно изображать неведение. До сих пор предполагаемые жертвы Ливайна описывали встречи, происходившие давным-давно, летом, в Школе музыки Медоу Брук в Мичигане и на фестивале «Равиния» в пригороде Чикаго. Но кажется весьма маловероятным, чтобы Ливайн, живший в нескольких кварталах от Линкольн-центра, приурочивал свои контакты с подростками к загородным поездкам или перестал этим заниматься десятилетия назад. Даже если бы это было правдой, Ливайн провёл практически всю свою жизнь знаменитостью в замкнутом мире оперы и классической музыки, и большую часть времени он находился под защитой тщательно продуманной системы, сосредоточенной в Метрополитен-опере. С тех пор как в возрасте двадцати шести лет он стал музыкальным руководителем труппы, у него была целая армия, состоящая из помощников, сотрудников театра, менеджеров и журналистов, в чью задачу входило делать его счастливым. Скоро мы узнаем, как далеко они в этом заходили.

На протяжении десятилетий Метрополитен-опера была, фактически, «компанией Ливайна». Говоря «Мет», подразумевали «Ливайн»: его выбор композиторов, его взаимоотношения с певцами, его оркестр и манеру дирижирования и даже, какое-то время, его контроль за постановочным процессом. Примадонны оставались верны Мет, потому что они чувствовали себя под его защитой всё то время, пока он занимал оркестровую яму. Публика взрывалась аплодисментами, как только ореол его упругих кудрей попадал в луч света.

Вы видите не полный текст статьи. Оформите подписку, чтобы увидеть материал целиком.
Вы можете прочитать текст не оформляя подписку. Оплатите доступ к материалу на одни сутки.

Я уже подписчик. Войти
Просмотров: 262