О, пляши для меня, Саломея…

В истории есть три девушки, бьющие все мыслимые-немыслимые рекорды популярности. Саломея, Клеопатра, Кармен. Клеопатру и Кармен тревожить пока не будем. Поговорим о Саломее.

Какие такие великие подвиги и деяния она совершила? Никаких. В Библии Саломея появляется всего лишь один раз. И после этого о ней ни слова. Как будто ее и вовсе не было. Вся история вкратце заключалась в том, что Ирод Антипа женился на жене брата, Иродиаде. Когда Иоанн Креститель осудил этот противозаконный союз, Ирод Антипа заключил его в тюрьму. На торжестве, устроенном в честь дня рождения Ирода, Саломея исполняет перед ним некий танец. Что это был за танец неизвестно. Утвердилась версия, что Танец семи покрывал. Но это только версия. Что было в действительности, никто сказать не может. Танец Саломеи так понравился Ироду, что тот пообещал ей все, что она пожелает, вплоть до половины своего царства! По просьбе матери Саломея потребовала у Ирода голову его самого известного пленника, причем на блюде. Ирод выполнил пожелание Саломеи и приказал обезглавить Иоанна Крестителя. Вот и все достижения.

Однако только ленивый не обращался к роковому образу Саломеи – художники и поэты, писатели и композиторы, режиссеры драмы, кинорежиссеры и, конечно, артисты…

Обратимся к Саломее и мы, поскольку не ленивые. Про отрубленную голову, конечно, ничего писать не будем, хотя на картинах множества художников голова станет главным аксессуаром, а попытаемся рассказать о танце Саломеи.

Беноццо Гоццоли. Танец Саломеи. 1472

Первым, кто изобразил танцующую Саломею, стал итальянский художник Беноццо Гоццоли (1420 – 1497). На его картине «Танец Саломеи» (1472) предстают все, кто имеет отношение к сюжету. И Саломея танцует, и над Иоанном замахнулись, и уже на заднем плане Саломея преподносит матери подарок – кровоточащую голову.

Саломея на переднем плане – это мягкие, легкие, летящие складки платья, грациозность, изящество позы. Здесь предстает не сам танец, а некий намек на него. Все довольно трогательно, но в противоречие с этой трогательностью вступают резкость откинутой назад руки, и та злость, что читается в лице девушки.

Гюстав Моро. Саломея, танцующая перед Иродом.

Впечатляют изображения Саломеи и в иллюстрациях французского художника Гюстава Моро (1826 – 1898). На той, что датируется 1874 годом – роскошь, нега, сладкая соблазнительность позы. Саломея почти обнажена. Почти, поскольку все самое соблазнительное изобретательно прикрыто пышной, дорогой тканью, тяжелыми, массивными украшениями с драгоценными камнями. Они скрывают ее грудь, низ живота, действительно нагими остаются изумительной красоты ноги и руки Саломеи. Саломея здесь – соблазн, чувственность, эротика.

Мауриций Готтлиб. Танец Саломеи. 1879

На картине польского художника Мауриция Готтлиба (1856 – 1879) «Танец Саломеи» (1879) мы видим, пожалуй, действительно танцующую Саломею. Ее грудь обнажена, и она исполняет свой бесстыдный, нагой танец, полный энергии и горячего желания.

Франц фон Штук. Саломея. 1906

В 1906 году обольстительный образ Саломеи создает немецкий живописец Франц фон Штук (1863 – 1928). Его Саломея изогнулась в дерзком танце, бросая вызов черному небу своим белоснежно-матовым телом.

Фран фон Штук. Саломея. Фрагмент.

При работе над «Саломеей» Штук, как и многие другие художники того времени, пользовался фотографией. Фотографировал натурщиц, а потом с этих фотоснимков и писал образ Саломеи. Фотографировал не только он сам, но и его жена Мария, исполнявшая также роль натурщицы. Снимки для позы Саломеи были сделаны художником именно с нее. Кстати, и сам Штук предстает на некоторых фотографиях в костюме Саломеи.

Франц фон Штук в костюме Саломеи. Фотоэтюд для картины.

Танец Саломеи на полотне Штука завораживает и заставляет забыть о том, что стало причиной танца, и к какому страшному финалу он привел. Саломея Штука существует как бы вне исторического фона. Она предстает перед зрителем дерзкой, роковой плясуньей, упивающейся своим танцем.

Франц фон Штук. Фотоэтюд для картины «Саломея».

Околдовывают волнующие изгибы тела, жар страсти, исходящий от танцовщицы. Словно древняя жрица, с запрокинутой в экстазе головой отдается Саломея своему чувственному танцу, а массивные украшения в ее волосах и на груди перекликаются своим зеленым мерцанием с золотым блеском звезд на черном небе.

Пабло Пикассо. Саломея. Сухая игла. Бумага.

Интересно, что в том же 1905 году появилась графическая работа Пабло Пикассо – «Саломея». Правда, на ней мы не увидим ни чувственности, ни экстаза. Ее танец – скорее танец обнаженной стриптизерши, выступающей в одном из ночных клубов.

Теперь о приключениях Саломеи на театральной сцене. В 1891 году Оскар Уайльд написал на французском языке одноактную трагедию «Саломея». Некоторые полагают, что в расчете на Сару Бернар. Но великой трагической актрисе, опять же как утверждают некоторые, французский язык, которым Уайльд не владел в совершенстве, показался скудным. Можно предположить, что и пьеса ее не заинтересовала. В общем, роли Саломеи в репертуаре Сары Бернар не было. Как говорится, не случилось.

В 1894 году французская «Саломея» была переведена на английский и издана в Лондоне с рисунками Обри Бердслея. Трактовка библейского сюжета вызвала скандал в Великобритании. Долгое время невозможно было появление «Саломеи» в театре, поскольку в Британии существовал законодательный запрет на постановки с библейскими персонажами. Впервые пьеса была представлена на сцене парижского театра «Творчество» (Théâtre de l’Œuvre) в 1896 году. Уайльд в это время находился в Редингской тюрьме. В июне 1906 года пьеса прошла закрытым показом в Королевском театре Конвент-Гарден. Однако запрет лорда-камергера действовал почти сорок лет – первое публичное представление трагедии в Британии состоялось 5 октября 1931 года.

Ида Рубинштейн в образе Саломеи.

А что же в России? Здесь тоже существовал подобный запрет, как и в Великобритании. Однако была одна дама – богатая, экстравагантная, энергичная, мечтающая о карьере трагической актрисы – Ида Рубинштейн, возжелавшая появиться в образе уайльдовской Саломеи. Пьесу Уайльда приняли к постановке в театре Комиссаржевской. И Ида думала, что именно она сыграет ее. Но роль Саломеи отдали возлюбленной Александра Блока Нине Волоховой. Впрочем, до премьеры дело не дошло, цензура запретила спектакль. Однако, ничего не сыграв в театре Комиссаржевской, Ида произвела на окружающих неизгладимое впечатление своим внешним видом. Каждый день она появлялась на репетициях в ошеломляющих нарядах. Ее лицо было до синевы выбелено пудрой, как стрелы прочерчены черной краской брови, губы напоминали кровоточащую алую рану. Ида, ни с кем не здороваясь, томно входила в театр, проходила в зрительный зал, садилась в его глубине, а после репетиции молча покидала зал и возвращалась в карету.

Ида Рубинштейн — Саломея.

Поняв, что с «Саломеей» у Комиссаржевской ничего не получается, Ида Львовна решает поставить спектакль на собственные средства, пригласив для постановки режиссера Всеволода Мейерхольда и художника Льва Бакста. По ходу пьесы Саломея исполняет «Танец семи покрывал». И Ида Львовна, для полного вхождения в роль, обращается за помощью к хореографу Михаилу Фокину.

В своих воспоминаниях Фокин напишет: «Я отдыхал в Швейцарии… Отдыхал не вполне, так как каждый день работал с И.Л.Рубинштейн… Надо отдать должное этой артистке. Такую энергию, настойчивость в работе редко приходилось встретить… Работа над Саломеей была совершенно необычная и единственная в мой жизни. Надо было одновременно и научить Иду Львовну танцевальному искусству, и создать с нею танец Саломеи. До меня она очень мало занималась танцами и в них совершенно не преуспевала. Задача предстояла создать к спектаклю не только танец Саломеи, но создать и танцовщицу. Помогала энергия молодой артистки и необычайная ее внешность. Мне казалось, что из нее можно сделать что-то необычное в стиле Бердслея. Тонкая, высокая, красивая, она представляла интересный материал, из которого я надеялся “слепить” особенный сценический образ. Если эта надежда не совсем оправдалась при постановке «Саломеи», то в «Клеопатре» и «Шехеразаде» получилось то, что представлялось мне с первых моих уроков с И.Л.Рубинштейн».

Лев Бакст. Эскиз костюма Иды Рубинштейн для Танца семи покрывал. 1908.

Незадолго до премьеры святейший Синод запретил показ «Саломеи», назвав постановку антицерковной. И тогда Рубинштейн и Фокин решают представить зрителям только «Танец семи покрывал». Это произойдет 20 декабря 1908 года на сцене Большого зала Санкт-Петербургской консерватории. Танец окажется весьма откровенным. На протяжении номера Рубинштейн сбрасывала с себя одно за другим семь покрывал из парчи, переливающейся серебряными нитями, оставаясь в финале почти обнаженной. Ее тело прикрывали лишь бусы, специально созданные для этого танца. Одних подобная откровенность шокировала (Станиславский скажет об Иде: «бездарно голая»), другие придут в восторг. Критик Валериан Светлов напишет: «В ней гибкость змеи, в ее танце сладострастная грация Востока, полная неги и страсти». Публика горячо приняла выступление Иды, по ее просьбе Ида будет бисировать заключительную часть танца, впервые узнав, что такое гром оваций и восторги зрителей.

Окрыленная удачей, она отправится в Париж, чтобы там показать свой «Танец».

Мод Аллан исполняет Танец Семи покрывал.

Но самой знаменитой исполнительницей Саломеи и «Танца семи покрывал» в самом начале ХХ века стала Мод Аллен. Она родилась в 1873 году в Торонто (различные источники дают противоречивые сведения о дате ее рождения, начиная с 1873 и до 1880 года). Ее имя в то время было Мод Дюрран. Из Торонто Мод вместе с родителями переехала в Сан-Франциско, где начала учиться музыке. На рубеже двух веков Мод отправилась в Европу и в 1895 году была принята в музыкальную школу в Берлине. В это же время она изменила имя на Мод Аллан. Денег на учебу не хватало. Иногда она зарабатывала их уроками английского языка, иногда рисованием – она рисовала, создавала модели корсетов, часто сама их шила. В 1900 году, испытывая нужду в деньгах, Аллан опубликовала иллюстрированное секс-пособие для женщин. Вскоре после этого Мод начала танцевать, хотя профессиональной танцевальной подготовки у нее не было.

Танцевальный репертуар Мод был достаточно разнообразным. Но настоящий успех Мод Аллан принес танец «Видение Саломеи», в основу которого легла пьеса Оскара Уайльда, на музыку Марселя Реми, специально написанную для Мод. Премьера состоялась в Вене в 1906 году. Саломея в исполнении Мод Аллан и ее версия «Танца семи покрывал» произвели сенсацию. Мод стали называть «Танцовщица Саломея». Однако Мод Аллен пользовалась не только успехом. С ее именем были связаны громкие скандалы, судебные процессы. Чувственность ее танцев, весьма откровенные для того времени костюмы, ее частная жизнь принесли ей огромную популярность у одних зрителей, но вызвали возмущение других. Ее обвиняли в распутстве, сексуальных извращениях (изображаемых, или подразумеваемых), называли немецкой шпионкой. Состоялось судебное разбирательство, и суд Великобритании признал, что исполняемый ею танец Саломеи является угрозой для общественной морали. Разочарованная и неудовлетворенная таким решением, Мод навсегда покинула сцену. С 1920 года она преподавала танцы. Скончалась в 1956 году в Лос-Анджелесе.

Сергей Судейкин. Эскиз костюма Саломеи для Тамары Карсавиной.

Еще в 1913 году Русский балет Дягилева представил в Париже премьеру спектакля «Трагедия Саломеи» (музыка Флорана Шмитта, хореография Бориса Романова, сценография Сергея Судейкина). В заглавной партии выступила Тамара Карсавина. По свидетельству современников, этот балет успеха не имел. Но благодаря ему появилось стихотворение Михаила Лозинского, посвященное Тамаре Карсавиной – Саломее.

Михаил ЛОЗИНСКИЙ

Саломее

Эти очи, любимые мраком,
Зеркала неживой пустоты,
Озари пламенеющим маком,
Смуглым углем твоей красоты!

 

Я принёс к твоему изголовью,
Опустил возле милой руки
Тёмный кубок, наполненный кровью,
Неколеблемой влагой тоски.

 

Расплеснут его знойные руки
И сплетутся, как пена волны,
Как густые, пахучие звуки,
При огнях полуночной зурны.

 

О, пляши для меня, Саломея,
О, пляши для меня, – я устал, –
Всё редеющим облаком вея
Сумасшедших твоих покрывал!

 

И когда, несказанно бледнея,
Ты замрёшь, как те солнца в пруду,
Красота, моя дочь, Саломея,
Я к коленям твоим припаду.

 

Предрассветной трубы не услышит,
Кто безмолвье забвенья вкусил.
Будет сумрак, что ввек не колышет
Нескончаемо-бархатных крыл.

 

 

 

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 371