Изрядно попетляв на подходах к Концертному залу «Зарядье», заманчиво сиявшему, подобно граду на холме, к которому нет и не может быть прямой торной дороги, нарядная радостная публика заполнила ряды удобных кресел. Наконец-то построено концертное сооружение, ориентированное на слушателя, а не на представления архитектора-творца, отрешённого от прагматичных вопросов, типа акустики или создания условий для взмахов расчёски без опасения быть ушибленной открывающейся дверью. Высота подлокотников кресел зала, похоже, рассчитана на то, чтобы, оперевшись локтем, комфортно пристроить и щеку. Наверное, более достойно — сидеть «с проглоченным аршином», но куда как удобнее расслабиться и получать удовольствие! И мы все его получили по максимуму!

Фото предоставлены пресс-службой Московского концертного зала «Зарядье»

Имя приглашённого дирижёра мне не показалось широко известным в нашей стране, но уже само его появление на сцене было встречено на удивление многочисленными  приветственными возгласами, среди которых приятно было услышать поставленные мужские голоса… Мистер «Стальной ритм», вот как можно было бы назвать мистера Джозефа Р. Олефировича. Чёткая, прочная сетка пульса поддерживала упругую стабильность движения во всех исполняемых оркестром произведениях, не давая спуску ни струнным, ни даже пианисту (даром, что им был сам художественный руководитель оркестра), возвращая всех в лоно метра. К чести допустивших  моменты девиантности в темпе, больше одного раза такое не повторялось. Труднейшие ритмические коллизии, затейливые смены метрических «полюсов» в увертюре к оперетте Леонарда Бернстайна «Кандид» — всё это было блистательно и абсолютно синхронно исполнено не только благодаря мастерству оркестрантов прославленного коллектива, но и благодаря исключительному чувству ритма у дирижёра. Известные нам записи исполнения этого произведения под руководством самого автора музыки более интересны в образном смысле, но стремительная динамика, искромётная в своей цельности, увлекательна по-своему.

Джозеф Р. Олефирович родился в 1972 году в городе Метуэн, штат Массачусетс. Образование получил в городе Итака, штат Нью-Йорк, в Колледже свободных искусств (консерватории). Первый европейский концертный тур Олефировича был посвящён мюзиклу Леонарда Бернстайна «Увольнение в город». Вскоре маэстро получил приглашение работать в оперных театрах Германии. Он дирижировал постановками опер и мюзиклов в Дюссельдорфе, Бохуме, Штутгарте, Берлине, Нордхаузене. В Лондоне и Будапеште Джозеф Олефирович  как  музыкальный руководитель телеверсии мюзикла «Рождественская история» был номинирован на премию «Эмми».

Концертный зал «Зарядье» располагает креслами по всей своей окружности, включая амфитеатр за пространством сцены, что предполагает там размещение зрителей лицом к лицу с дирижёром. В России это новшество пока не особенно прижилось. Дирижировать, стоя лицом к публике — традиция более почтенного возраста, чем нынешняя, сформировавшаяся во второй половине XIX века. Первыми дирижёрами, повернувшимися лицом к оркестрантам и обосновавшими это, были Гектор Берлиоз и Рихард Вагнер. Берлиоз посвятил вопросу главу «Большого трактата о современной инструментовке и оркестровке», а Вагнер писал об этом в статье  «О дирижировании» (1862). Приехав в Россию в 1864 году, Вагнер дирижировал, стоя к публике спиной, зато лицом к оркестру. Получается, что круговой амфитеатр вокруг сцены, а-ля Колизей, это — на одну пятую часть (впрочем, зависит от глубины зала) возвращение к старой традиции.

Все отмечают живое поведение маэстро Джозефа Р. Олефировича за дирижёрским пультом. Публика, которая в других залах с, так сказать, обратных мест, могла наблюдать за мимикой Джозефа Р. Олефировича в творческом процессе, отмечала не только воздушные поцелуи, долженствующие обозначить нежно любовный момент в исполнении, но и «трепетание ресниц в такт музыке»! Однако места с обратной стороны сцены зала «Зарядье» не продавались, и теперь вся надежда на съёмку концерта…

Остановлюсь ещё на продирижированном мистером Олефировичем попурри из трёх пьес легендарного Лероя Андерсона.

За пишущей машинкой — Илья Мелихов. Фото: Ольга Кленовская

Первой шла очаровательно исполненная «Королева бала». Второй из андерсоновского блока была пьеса с трудно переводимым на русский язык названием «The Typewriter». Мы всегда говорим «машинистка», не сомневаясь, что речь идет о женщине-секретарше. Хотя личных секретарей-мужчин было немало, но литературой и, особенно, кинематографом освящён именно образ женщины за пишущей (печатной) машинкой, как в составе машинописного бюро, так и в приёмной босса. Так что, если перевести оригинальное название пьесы дословно как «Машинист», то возникнет образ паровоза или кабины поезда. Можно придумать что-то, типа «оператор печатной машинки», но это будет похоже на объявление о вакансии, а не на название музыкального произведения. Поэтому совершенно справедливо вещь была объявлена как «Печатная машинка». Она и написана именно для солирующей машинки и оркестра, а играл на этом символе прогресса прошлого мужчина, так что в итоге всё сошлось. Пьеса — сплошной восторг: звук возврата каретки весело вжикал, звоночек жизнерадостными акцентами придавал пикантность ритму, бодрый клавишный перестук а-ля перпетуум мобиле заряжал оптимизмом. Иногда перед началом этой пьесы разыгрывается сценка, подчёркивающая подчинённое положение секретаря, более развёрнутая, чем это было на данном концерте, но мне такое вступление отнюдь не кажется необходимым дополнением.

В число, как сейчас модно  говорить, «компетенций» Лероя Андерсона входили такие: композитор, органист, хормейстер, аранжировщик и симфонический дирижер. Но ещё у него было неистощимое чувство юмора. Очень популярна шуточная пьеса Андерсона «Вальсирующий кот», где музыка буквально воспроизводит выгибание кошачьей спинки, поскрёбывание острых коготков и даже щебетание птиц (ну какой смысл котам выделывать свои «па», если нет порхающей цели, к которой нужно плавно и незаметно подобраться). Также Андерсон написал прелестную вещицу «Plink, Plank, Plunk». В названии — три временные формы английского обозначения итальянского термина pizzicаto. Исполнители так и играют всё время pizzicаto, что создаёт в контексте музыки эффект банджо. В пьесе Андерсона «Синкопированные часы» громко тикают механические часы, а в пьесе «Балет для наждачной бумаги» солирует наждачная бумага собственной «персоной», издавая характерное шурканье.

В изобразительном искусстве в рамках близкой по духу концепции использовалась так называемая техника «ready-made», что переводится как «готовый». Применялось всё, от привешенной к стенке коробки с нитками в сочетании со старыми тапочками, от приклеенных к холсту верёвок и старых газет до самого обычного писсуара, повёрнутого на 90 градусов, под названием «Фонтан». После того, как дадаист Марсель Дюшан это своё творение не смог выставить, экспонат затерялся, дав импульс к целой череде событий, к 2006 году ещё не закончившейся. Были подражатели. Сам Дюшан лично подписал 15 копий шедевра, а, возможно, и ещё 4 копии, одну из которых, из экспозиции Центра Помпиду (Национального центра искусства и культуры в Париже), в 2006 году разбил посетитель, «чтобы увеличить ценность» этого предмета искусства.

Возвращаемся к Лерою Андерсону.

Трубачи: Владислав Лаврик, Леонид Коркин, Константин Григорьев. Фото: Ольга Кленовская

Название третьей пьесы попурри, «Bugler’s Holiday», дословно переводится как «Праздник горниста», хотя написана она для трио и исполняется или трубачами, или корнетом в сочетании с трубами. Горн — сигнальный армейский инструмент, он похож на трубу, но в нём нет вентилей, обеспечивающих хроматическое изменение высоты звука, отчего на нём можно играть ноты только в пределах натурального звукоряда, используя обертоны. В очевидно стилизованной пьесе Андерсон нарочно старается прибегать к простоте фактуры. Композитор использует терцовые построения и, имитируя ограниченное количество возможных нот у одного инструмента, эффектно раскладывает гармонию на три инструмента. До изобретения вентильного механизма практиковалась разная настройка тогдашних медных духовых инструментов, чтобы была возможность усложнить гармонию звуками натурального звукоряда от разных нот, так что  гармония или мелодия как раз и составлялись из звуков разных инструментов. Кстати, принципом исполнения в русских роговых оркестрах, созданных гофмаршалом С. К. Нарышкиным в 1751 году, был «один рог — один звук». Охотничьи рожки из меди подстраивали по высоте и за каждым закреплялся его звук, который издавался, когда подходила очередь. В шутку можно вспомнить высказывание И. С. Баха: «Играть на любом музыкальном инструменте очень легко: все, что для этого требуется — нажимать в нужное время на нужную клавишу». Начало пьесы Лероя Андерсона имитирует сигнал горна, так что лично мне не кажется правильным называть эту пьесу «Парад трубачей», хотя такой вольный перевод очень распространён и, без сомнения, звучит очень ярко и концертно.

Можно не уточнять, что исполнение было превосходным.

Три «Венгерских танца» Иоганнеса Брамса явились «вишенкой на торте». Зажигательно исполненная музыка увлекла публику каскадом знакомых мелодий и терпких ритмов.

Фото предоставлены пресс-службой Московского концертного зала «Зарядье»

Новогодней звездой сверкало колоратурное сопрано Народной артистки Татарстана, Заслуженной артистки РФ, лауреата первых премий международных конкурсов имени П. И. Чайковского и М. И. Глинки Альбины Шагимуратовой. Изумительно красивый, полётный голос, ангельского тембра, там, где это нужно по образу, и насыщенный там, где нужен драматизм, удобно и легко берущий даже фа  третьей октавы, с первых секунд покорил тех, кто по каким-то невероятным причинам не слышал до сих пор этой выдающейся певицы, и вновь обворожил поклонников. Это было предвосхищение новогоднего чуда, Альбина Шагимуратова рождала у слушателей ощущение, что всё самое прекрасное — возможно и вот-вот сбудется. Высочайшее вокальное мастерство выпускницы Казанской и Московской (аспирантура) консерваторий, солистки главных мировых оперных сцен, включая театры Большой и Мариинский, Ла-Скала, Метрополитен-опера, Ковент-Гарден (Лондонскую Королевскую оперу) и Венскую государственную оперу, позволяло певице не испытывать ни малейших затруднений при исполнении труднейших фиоритур и каденций. А. Шагимуратова в течение ряда лет пела партию Царицы ночи в опере В. А. Моцарта «Волшебная флейта», а это — уже объективный маркер профессионализма и таланта. Заглавная партия в ранней опере Игоря Стравинского «Соловей» — такой же маркер. Список можно продолжить партией сопрано в Восьмой симфонии Густава Малера и другими партиями. Артистизм, обаяние и выразительность пения дополняли праздничное впечатление от выступления Альбины Шагимуратовой, исполнившей «Вальс Ядвиги» из комической оперы Ж. Оффенбаха, песню «Эстреллита» Мануэля Понсе, арию Лауретты из оперы Джакомо Пуччини «Джанни Скикки», Вальс Джульетты из оперы Шарля Гуно «Ромео и Джульетта».

Завершал концерт Михаил Васильевич Плетнёв, Народный артист Российской федерации, четырехкратный лауреат Государственных премий, лауреат первых премий Всесоюзного конкурса в Ленинграде (1977) и конкурса имени П. И. Чайковского в Москве (1978), основатель (1990) и Художественный руководитель Российского национального оркестра. 31-го декабря в Концертном зале «Зарядье» он выступал в качестве солирующего пианиста со «своим» оркестром и приглашённым дирижёром — Джозефом Р. Олефировичем. Симптоматичным и очень симпатичным был жест в стиле воинского приветствия, как команда начинать, предварившая ауфтакт Олефировича. Заиграл оркестр в привычном и абсолютном единении с любимым руководителем, мгновенно притянувшись к нему, подобно тому, как металлические частички смыкаются вокруг магнита.

Фото предоставлены пресс-службой Московского концертного зала «Зарядье»

Ощущение от игры Михаила Плетнёва было удивительным: огромный зал, новый, неосвоенный музыкантами, и при этом тёплая, искренняя манера исполнения, с оттенком бардовской задушевности и личного обращения. Особенно это проникало в душу в «Лирическом вальсе», второй части исполненной в концерте «Джазовой сюиты» Александра Цфасмана. Но и безудержная виртуозность, филигранная отточенность прикосновения к клавишам в крайних частях сюиты, в знаменитых «Снежинках» и головокружительном «Быстром движении», казалось, вот-вот подхватят публику и унесут куда-то изящным игольчатым вихрем звуков.

Александр Цфасман с детства играл на скрипке. По классу фортепиано с 12 лет учился в музыкальном техникуме Нижнего Новгорода и уже в 14 лет получил первую премию на фортепианном конкурсе за исполнение Одиннадцатой рапсодии Ференца Листа. В Московской консерватории он был учеником Феликса Михайловича Блуменфельда. Играл Александр Цфасман и на ударных инструментах в симфоническом оркестре. Все эти профессиональные грани нашли отражение в его композиторском творчестве. В 1926 году он организовал первый профессиональный джазовый коллектив в Москве — «АМА-джаз».

Будучи блестящим пианистом-виртуозом, Александр Цфасман большей частью писал сначала для фортепиано, а потом перекладывал свои сочинения для джазового оркестра. Это не относится к произведениям крупной формы: Сюите из музыки к балету «Рот-фронт» для оркестра, Концерту для фортепиано и джазового оркестра, Сюите для фортепиано и симфонического оркестра.

В композиторской сокровищнице Михаила Васильевича Плетнёва множество замечательных произведений. Среди них — Альтовый концерт, Соната для виолончели и фортепиано, «Фантазия для скрипки с оркестром на казахские темы», «Каприччио для фортепиано с оркестром», Фантазия «Helvetika» на швейцарские темы для двух фортепиано с оркестром, «Адажио» для пяти контрабасов, переложения для фортепиано музыки к балетам П. И. Чайковского «Щелкунчик» и «Спящая красавица», к «Золушке» С. С. Прокофьева, а также сцены Пролога и Скачек из балета Р. К. Щедрина «Анна Каренина». Есть у М. В. Плетнёва и великолепная четырёхчастная «Джаз-сюита» для оркестра.

Хочется пожелать великому музыканту, пианисту, дирижёру, композитору в новом 2019 году продолжать восхищать нас всеми сторонами своего таланта, при этом не забывая о здоровье и занимаясь любимыми видами спорта: бадминтоном, большим и настольным теннисом, дайвингом. О моём преклонении перед Плетнёвым-дирижёром можно почитать здесь »»

 

 

 

Все права защищены. Копирование запрещено.