Мягко и быстро. Граф Монте-Кристо®

О премьере мюзикла Фрэнка Уайлдхорна в Санкт-Петербургском театре музыкальной комедии

Ростислав Колпаков

Своими мюзикловыми постановками Театр музыкальной комедии завоевал тысячи преданных сердец. Поклонник «Бала вампиров» или «Джекилла и Хайда» знает, как никто другой, что на театральном языке значит: «модно, стильно, молодежно», от чего в экстазе способны одновременно пребывать как органы чувств, так и части тела, и почему важно все: от качественной драматургии до наполненной музыки и выдающейся игры актеров.

Была поставлена очень высокая планка, но главное – зрителя подсадили на эйфорию. После нее кажется: сработавшейся команде профессионалов вызвать восторг зрителя в очередной раз – нехитрое дело. Но если бы все было так просто с природой человеческих эмоций.

Граф Монте-Кристо

В мюзикле «Граф Монте-Кристо», написанном Фрэнком Уайлдхорном в 2008 году, кроме испепеленных страниц романа Дюма, в центр сметаются две главные темы: борьба добра и зла в одном герое под вопрос «Кто я: Эдмон Дантес или граф Монте-Кристо?», и подсмотренная у неизвестного классика идея бесконечной любви, преодолевающей все подводные камни. В итоге вся драматическая линия строится настолько мягко, насколько это требуется, чтобы: а) герой отомстил врагам за несправедливость и не держал при этом ответ перед Богом; б) получил и деньги, и девушку (цитата Уайлдхорна), то есть повернул время вспять. В этом плане мюзикл по мотивам романа, можно сказать, в прямом смысле слова служит формированию веры зрителя в вечные ценности: любовь, добро и справедливость. Почему шанс на добро оставляется лишь главным героям, отчего мотивация хромает абсолютно у всех персонажей и сценический «монтаж» съедает практически всю сюжетную линию, вынося на передний план любовные страдания – вопросы к Уайлдхорну. В театре, осознавая слабые места материала, предпочли сделать ставку на нежные чувства – тоже своего рода правду. Хотя без жёсткого секса не обошлось и в этот раз.

Готовым зрителю стоит быть и к тому, что переживать обещанный в первом акте ад – центральный в романе Дюма мотив мщения и расплаты – ему придется в сфере абстракции. Блюдо, что вкуснее холодным, оказывается, лучше всего подавать еще мягко и быстро, дав врагам самоликвидироваться без намека на ясную кульминацию. Интригу спасает сын возлюбленной – Альбер Мондего, жаждущий отстоять честь (?) и имя своего отца. Да только к этому моменту мы уже знаем, что и здесь не совсем все чисто.

К слову, прежде чем отомстить за своего отца, Альбер проходит настоящую школу жизни. Не тюрьма делает мужчин из молодых сынов Франции, но совращение женщинами в лучших традициях римского карнавала, минуты в плену у контрабандистов-разбойников с последующим сражением на шпагах, дуэль с негодяем Монте-Кристо, пролитая кровь и, наконец, тайное, ставшее явным. За весь второй акт мюзиклу можно было бы дать новое название – «Посвящение Альбера», если бы не персонаж Монте-Кристо в исполнении Ростислава Колпакова, которому по понятным причинам отведено куда больше сценического времени.

Устав от длительных путешествий, граф приезжает в Париж и, как герой известного классика, только приобретший черты терминатора, попадает в буквальном смысле с корабля на бал (пожалуй, это единственная сцена, где возникают серьезные вопросы к костюмеру Ольге Шаишмелашвили, и момент, когда хочется тесно побеседовать с режиссером Миклошем Габором Кереньи). Насколько убедительно звучит лирический баритон Колпакова, настолько сам образ графа актерски еще нужно дорабатывать – но это простительно для премьерного спектакля. Ростислав в прекрасной физической форме, позволяющей ему выгодно смотреться как в схватках с врагами, так и сценах «для дам». Вместе с исполнительницей роли Мерседес, Еленой Газаевой, они выдают сносную версию главного дуэта мюзикла «I will be there/Я буду здесь», чем, несомненно, радуют своих поклонников. Между тем, главная ария мюзикла «Hell to your doorstep/Ад к вашему порогу» в несколько адаптированном, смягченном переводе уже не впечатляет так, как трактовка Томаса Борхерта – оригинального графа. Вероятно, она уже заранее бережет психику зрителя, мол, месть и ад будут обязательно, но какие – герой еще не решил.

Партитура Фрэнка Уайлдхорна в оркестровках Кима Шарнберга и Коэна Шутца разбавилась парой композиций, написанных композитором специально для российской постановки, но не избавилась от искусственной пафосности в ритм-секции, внезапно сменяемой прозрачной линией духовых в сопровождении фортепиано. Оркестр из 26 человек, ведомый рукой Алексея Нефедова, демонстрирует стабильное для материала качество звучания, но и оно, попадая в руки звукорежиссеров, способно местами превращаться в кашу. А растянутые вокальные партии Уайлдхорна превращают номера вроде «Every Day A Little Death», увы, в настоящую пытку как для артистов, так и для слушателя, усыпляя его и пробуждая раз за разом. Вместе с тем совершенно потрясающе звучит классически выверенная увертюра-пролог в сопровождении хора Нефедова-хормейстера и соло сопрано. Как и все ансамблевые номера мюзикла, значительно превосходящие оригинальные (из швейцарской постановки 2008 года) по качеству и наполненности звука и снабжающие мюзикл жизненно необходимой динамикой. Ей же действие заряжает и «сексуальная» хореография братьев Куперманов, специально приглашенных из США для работы с балетом.

Энергетический заряд от артистов балета и звучание большого мюзиклового оркестра – это минимум причин, по которым постановку Театра музыкальной комедии можно рекомендовать к посещению. Да и нужно, в конце концов, собственными глазами видеть, как вдоволь отстрадавшийся хороший парень Дантес постепенно возвращает себе то, чего его когда-то лишили: молодость, богатство и семью.

Фото предоставлены пресс-службой театра

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 589