Красавица елка, что блещет в иголках?

 В новогодних игрушках отразилась история страны

Макушка зимы, самый студеный месяц года, когда за окном положено лежать снегам, у нас согрет праздниками – новогодним и рождественским. А «белое безмолвие», правда, все реже приходящее в наши города, разукрашено елками – и огромными на площадях, и маленькими в квартирах. На целый месяц, от кануна Нового года до Крещения, а то и дольше, центром каждого (или почти каждого) дома в России, как и во всей Европе, становится хвойное деревце, убранное мишурой и серпантином, а главное, увешанное разноцветными игрушками.

Хотя традиция ставить в домах елку на Новый год идет еще из средневековой Германии, привычные нам украшения лесной красавицы возникли сравнительно недавно. Поначалу ее убранство делалось вовсе не из стекла – кстати, в старину довольно дорогого материала. Первыми на елке появились яблоки, которые могли обернуть в яркую бумагу и фольгу, а за ними следом – другие фрукты, «живые» и засахаренные, пряники, орехи – словом, лакомства. Для украшения годились также бумага, до сих пор остающаяся в серпантине, и конфетти, крашеные фигурки из дерева, папье-маше, ваты, картона, даже теста. К ветвям крепили свечки – позже их заменили фонариками, мерцающими в гирляндах.

Но сейчас представить елку без стеклянных шаров всех цветов радуги просто невозможно. Однако шары появились далеко не сразу, и вовсе не в радостный момент. По легенде, однажды в Германии не уродились яблоки, так что к зиме стало нечего повесить на елку. И тогда один стеклодув предложил помочь – сделать яблоки из… стекла. Такой же формы – круглой, чтобы почти как настоящие. Рискованный эксперимент оказался удачным – и вот уже век за веком на зеленых ветвях появляются сверкающие шары, прозрачные либо матовые, окрашенные в яркие цвета, снабженные рисунками и «инеем»…

В России елка – символ Рождества – стала постепенно приживаться в начале ХIХ века, поначалу она ставилась только в домах петербургских немцев, а с 1818 года и во дворцах династии Романовых. Впервые «громкая» елка была устроена в Москве великой княгиней Александрой Федоровной, в юности принцессой Шарлоттой, женой будущего Николая I. Через год елка украсила Аничков дворец в столице. На Рождество 1828 года Александра Федоровна, уже императрица, организовала в собственном дворце первый «праздник детской елки». Елочки, украшенные конфетами, золочеными яблоками и орехами, расставили на столах, а под деревцами разложили подарки детям: игрушки, платьица, фарфоровые безделушки. Модные в Петербурге кондитеры — выходцы из Швейцарии, будто ждавшие августейшей воли, в конце 1830-х годов стали продавать пирожные и конфеты, вешая их на елки рядом с фонариками и игрушками. Так к середине XIX века в России укоренилась традиция ставить на улицах, в общественных помещениях и в домах вечнозеленые деревца с украшениями в ветвях.

Правда, российский ХХ век добавил к шарам и вифлеемским звездам, которые положено надевать на верхушку елки как знак Рождества, свои нюансы. Звезды из восьми лучей утратили три и стали пятиконечными, красными, подражая тем, что на кремлевских башнях. Ну а стеклянные шары, которые остались прежними, но уже не спешат прикидываться яблоками, обогатились множеством «товарищей» – фигурок самых разных форм, изображающих почти весь окружающий нас мир. Когда вы вскоре будете разбирать новогоднюю елку, убирая игрушки в шкаф до будущей зимы, будьте особенно осторожны: ведь вы держите в руках зримую историю своей страны!

В последние годы елочные игрушки, в том числе советские, превратились в модный объект собирательства и показа. Трудно сосчитать число коллекционеров в одной лишь Москве, которые охотятся за такими артефактами. Да и каждый из нас вправе считать себя собирателем, коль скоро с годами к старым, с детства любимым игрушкам мы относимся все бережнее, как к сверхценным предметам. Кому-то они дороги как память, кто-то ценит их как антиквариат. Как бы то ни было, эти хрупкие предметы проникли и в музеи: и под Новый год, и в эти дни, вплоть до февраля, а кое-где и дольше во многих городах музеи выставляют как старые, так и современные елочные украшения.

В одной лишь Москве их можно увидеть сразу в нескольких местах. Старейшая в Подмосковье фабрика, производящая елочные игрушки уже более века, привезла свои раритеты в музей-заповедник «Коломенское». На выставке «Хрупкое чудо на новогодней елке», приуроченной к 130-летию Клинского стекольного промысла, можно узнать, откуда взялось выражение «нарядилась, как елка». Оказывается, история елочной игрушки тут начиналась с «камушного промысла»: так в середине XIX века называли производство женских бус. Постепенно их стали использовать и для украшения новогодней елки. Кроме бус, с конца XIX века среди здешней стекольной продукции, наряду с аптекарской посудой, были миниатюрные самовары и чайнички, к слову, требующие ювелирного мастерства при изготовлении. Такие «чайные наборы» вешались на елку вперемежку с мерцающими шишками. Затем в Клину освоили и более нам привычные елочные шары, гирлянды, декоративные «маковки». Но фабрика «Елочка» шла в ногу с прогрессом, и в 1920–30-х годах у нее появились самолетики, танки, автомобили и дирижабли, а в годы Великой Отечественной – солдатики, летчики, санитары. Когда же началось освоение космоса, верх взяли ракеты и космонавты. В целом разнообразие сюжетов и цветовых решений поражает: из Клина привезли 800 экспонатов, все они изготовлены вручную, и все неповторимы.

Целый отряд астронавтов собрал московский Музей космонавтики. Для выставки «Фарфоровый космос» нарядили сразу две новогодние елки, одна из них увешана игрушками 1960-х из Дома-музея Сергея Королёва. Для второй в этом году «Фарфоровая мануфактура» специально освоила космическую тематику, столь популярную в СССР и, кажется, вновь обретающую поклонников.

Внизу елку принято укутывать ватой, имитируя занесенный снегом ствол. А под ним должен стоять «рождественский дед» с ликом святого Николая. Тот, что по-немецки зовется Санта Клаус: это имя теперь знает весь мир. Но россияне сами с усами, нашего Санту зовут Дед Мороз, а в советскую эпоху он получил в компанию Снегурочку – ее специально выбрали среди персонажей русского фольклора. Сколько вариаций таких «дедов и внучек» из бумаги, ваты, резины, фарфора и пластмассы производила советская промышленность, уже не сосчитать. Можно только затаив дыхание разглядывать сокровища музеев и коллекционеров. Так, Всероссийский музей декоративно-прикладного и народного искусства в проекте «Новогоднее чудо» предлагает ремейк советского детского праздника. Скромные ватные игрушки полуголодных 1930–1950-х – против блестящих стеклянных из более обильных 1950–80-х годов. Создавались новогодние украшения по строгой системе, дабы отразить советскую действительность и в «правильном» духе воспитать юное поколение: образцом, «делать жизнь с кого», с раннего детства становились бравые пограничники, регулировщики, спортсмены…

Поиском и разработкой «идеологически верных» елочных аксессуаров в 1937–38 годах занимался ВНИИ игрушки, создававший эталоны. Ведь игрушка должна была пройти множество инстанций, чтобы предприятию разрешили выпускать ее в утвержденном свыше виде. Обратим внимание на дату – 1937 год. Это рубеж, на котором – «реабилитация» елки: в конце 20-х большевики запретили ее как «буржуазный пережиток» и элемент «религиозной пропаганды». Вернулась елка в конце 1935 года, когда правительство приняло решение возобновить празднование Нового года в СССР. И сразу же, 28 декабря 1935 года, заработал конвейер по производству национальной новогодней утвари. С тех пор советская власть не пыталась елку упразднить, но хитро присвоила, превратив в символ «счастливого детства».

В январе 1937 года была установлена первая и главная «советская елка» в Колонном зале Дома Союзов. Ни одна игрушка на ней не должна была напоминать о том, что ель связана с празднованием Рождества. Теперь в СССР у нее была своя советская судьба и свои «правильные», идеологически выдержанные игрушки.

Когда в 1954 году в только что открытом «для народа» Московском Кремле впервые организовали детскую елку, она поражала воображение и детей, и взрослых. И дело не только в том, что это была красавица многометрового роста, этакий «дядя Степа» из подмосковного леса. Обилием игрушек разнообразной тематики она могла бы претендовать на книгу рекордов Гиннеса.

Теперь мы можем лишь по фото судить о персонажах тех первых елок, олицетворявших счастье советских детей. Но музейщики стремятся воссоздать картину, и кое-что им удается. Например, свою версию предлагает Музей хрусталя имени Мальцовых, расположенный в городе Гусь-Хрустальный. Там на выставке «Советская елочная игрушка» собрано более 80 елочных украшений советской эпохи, начиная с первой половины XX века до конца 1970-х годов, сохранившихся в собрании стекла и хрусталя Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Музейщики справедливо напоминают, что по елочным игрушкам можно прочесть историю нашей страны, узнать, как и чем жил СССР.

Новое поколение елочных игрушек сильно отличалось от старого: если до революции доминировали библейские сюжеты, то в советское время на смену восковым ангелам пришли стеклянные пионеры. Много было украшений из стекляруса, нанизанного на медную или стальную проволоку. Так монтировали игрушки геометрической формы: бусы, звезды, фонари, светофоры, даже абстрактные конструкции. На выставку «Советская елочная игрушка» привезли несколько таких предметов из стекляруса – фонарик, подвески, звезду и бусы.

Важным «культурным событием» рубежного в становлении тоталитарной системы 1937 года стал юбилей А.С.Пушкина, который советская власть успешно использовала для пропаганды. Были выпущены наборы игрушек с изображением героев произведений поэта: «Золотой петушок», «Сказка о рыбаке и рыбке», «Руслан и Людмила». Ставка на «народность» сказалась в обращении к сюжетам популярных народных сказок. В коллекции Владимирского музея-заповедника хранится несколько таких сказочных персонажей: звездочет, восточная красавица, баба с ухватом, мальчик на санках, факир и другие.

Раритетом считается игрушка «Серп и молот. Красная звезда», которую в 1940–50-е годы выпускал Клинский завод «Лаборприбор», преемник стекольной мануфактуры. Другая редкая игрушка из Владимиро-Суздальского музея-заповедника отражает личные вкусы Сталина, по легенде, любившего цирк: это клоун с дудочкой. В те годы ни одна елка не обходилась без «участия» цирковых персонажей.

В «хрущевские» 1950–60 годы в моду вошли игрушки на тему сельского хозяйства: помидоры, морковь, огурцы, а также грибы, сосновые шишки и орехи. Много было на зеленых ветках кукурузы – «королевы полей». А когда в 1956 году на экраны кинотеатров вышел фильм Эльдара Рязанова «Карнавальная ночь», на елках появились игрушки-часы, которые всегда показывали 23.55, в соответствии со словами из песни: «На часах уже двенадцать без пяти…» Выставку украсила и такая игрушка – в те годы ее выпускали многие заводы по производству елочных украшений.

Тематика советских елочных украшений неизменно отражала самые яркие и значимые события, которыми гордился СССР. Вслед за появлением легковых автомобилей «Победа» были выпущены игрушечные машинки, наряду с мотоциклами, велосипедами и прочими «средствами передвижения». После полета в космос Юрия Гагарина, когда почти каждый мальчишка мечтал стать космонавтом, игрушку в виде фигурки космонавта выпускали даже небольшие артели. Правда, вопреки давлению исторических событий и идеологов КПСС, на елку неизменно вешались уже привычные шары, фонарики, колокольчики, матрешки, фигурки животных, а также миниатюрные музыкальные инструменты.

 

Елка, а вместе с ней и елочная игрушка в России прошла долгий путь. Принесли они много радости, но также и пользы: к концу XIX столетия елка стабильно давала сезонный заработок крестьянам из пригородных деревень, привозившим деревья на елочные базары и в богатые дома, и доход – бизнесменам, наладившим выпуск игрушек и прочих украшений к празднику. Тех самых, которые сегодня выпускают в Клину и других городах: елка остается с нами, и она вновь не атрибут советского детства, но символ Рождества.

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 96