Кочергин. Театр

В Театральном музее имени А.А.Бахрушина открылась выставка к юбилею легендарного художника БДТ имени Г.А.Товстоногова Эдуарда Кочергина

 

Мастер театрально-декорационного искусства отметил восьмидесятилетие. Художник-сценограф, который работал и дружил с Георгием Товстоноговым, Львом Додиным, Камой Гинкасом, Юрием Любимовым…

Эдуард Кочергин – дитя и свидетель своего времени, своей эпохи, попавший в страшные жернова истории. Его родители были репрессированы, сам он попал в омский детприёмник НКВД для детей «врагов народа».

Я не мамкин сын,

Я не тятькин сын.

Я на ёлке рос,

Меня ветер снёс…

(Сиротский фольклор)

Так художник напишет после в своей автобиографической книге «Крещёные крестами», посвятив её памяти своей матери, полячки Брониславы Одынец, матки Брони.

Годы в детприёмнике, время скитаний, жизнь среди воров, проституток, нищих, шпаны и фени, а потом побег из Урала в родной Питер, встреча с матерью в родном городе после её освобождения.

Страсть к рисованию и учёба в художественных школах Ленинграда, Ленинградский театральный институт имени Островского. Постановочный факультет, курс Н.П.Акимова Эдуард Кочергин закончил в 1960 году. И если у актёров и режиссёров сквозь время звучат слова, то у художника театра – сцена. Сначала была оформительская работа в спектаклях и эстрадных программах в различных домах культуры Ленинграда, Ленинградского областного театра драмы и комедии, драматического театра имени В.Ф.Комиссаржевской, а с 1972 года Эдуард Кочергин – главный художник БДТ.

С Георгием Александровичем Товстоноговым Кочергин сделал 30 спектаклей. Костюмы мясников-рыцарей в «Генрихе IV» дались ему «потом и кровью»: «Пришлось не спать три ночи подряд, я превратился в рисующий автомат. Почти сто двадцать эскизов, а рисунков вокруг видимо-невидимо. Кисть правой руки побелела от напряга, пальцы стало сводить. Но Боженька помиловал, и ты принял все мои эскизы, а главное — “фартуки-кольчуги, плетенные из пеньковой веревки”», – напишет художник позже («Медный Гога». Воспоминание декоратора).

Эскизы костюмов к этому спектаклю можно увидеть на выставке. Как и макет декорации к толстовской «Истории лошади»: «…я сделал из холста седловину, распятую на бревенчатых кругляках, проткнутую коновязью, с желваками, следами побоев, прорывами-ранами, то есть сотворил нутро, его, Холстомера-Лебедева, нутро с первозданной физиологией и животностью. Я покусился на невозможное – попытался выполнить натуральную физиологию из холста. Долгое время избивают холст, как били Холстомера, и он вдруг, став живым, начинает вспухать от боли, возникают раны, желваки, наросты, появляются подтеки». («Медный Гога». Воспоминание декоратора).

119 эскизов и макетов из личной коллекции художника, собраний Театрального музея им. А.А.Бахрушина, Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства, Большого драматического театра им. Г.А.Товстоногова можно увидеть в выставочном пространстве Каретного сарая. Часть экспонатов предоставлена Литературно-мемориальным музеем Ф.М.Достоевского, Академическим Малым драматическим театром – Театром Европы, Санкт-Петербургской государственной театральной библиотекой и Музеем МХТ имени А.П.Чехова.

Эскизы к «Мольеру» Сергея Юрского, «Гамлету» Камы Гинкаса, «Кроткой» Льва Додина – гениального спектакля с Олегом Борисовым в главной роли, фотографии и книги самого художника можно увидеть в Каретном сарае – выставочной площадке ГЦТМ имени А.А.Бахрушина.

При создании своих эскизов к костюмам и декорациям он черпал материал не только в библиотеках и музеях, но и в, казалось бы, «странных» местах. Так, на одном молокозаводе он увидел интересную ткань – одна её сторона была плотная, другая – блестящая, в сочетании с холстом она походила на парчу. Она же и пошла на костюм героя Олега Басилашвили в спектакле «Мольер» (он играл Людовика). Эдуард Кочергин создавал пространство из самых подручных вещей – шинели, сукна, лаконичных и простых цветов. Так, шинель служила вспаханным полем в спектакле «Тихий Дон». А в знаменитой «Истории лошади» преобладают коричнево-жёлтые тона, холстина, брусья. Часть их представлена на выставке. Простые, грубые, жалостливые, они напоминают о горестной судьбе Холстомера.

Мир «Кроткой» – это пространство цветов Достоевского, серых булыжных камней, туманных набережных и унылых петербургских квартир. Поэтому на сцене возникает тусклый свет, ободранные обои, касса ссуд на тёмном столе, а с потолка свисает верёвка. То ли как напоминание о снятой лампе, то ли о повешенном или повешенной… Но точно – о смерти.

Сотворитель спектаклей, знаток литературы, истории изобразительного искусства и сценического костюма, лауреат многочисленных премий и наград, летописец театральной жизни Ленинграда-Санкт-Петербурга – таким был и остается Эдуард Кочергин.

 

Выставка «Кочергин. Театр». К юбилею художника работает до 25 февраля 2018 года.

 

Изображения предоставлены пресс-службой

ГЦТМ имени А.А. Бахрушина

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 72