Иван Александрович Вышнеградский

(1893-1979)

В двадцатом веке перед человечеством открылись такие тайны материи, какие прежде нельзя было и вообразить: оказалось, что атом – это не предел в размерностях мироздания. Но еще до расщепления атома в другой области познания мира – в искусстве – было осознано, что могут существовать «единицы» музыкальной материи меньше полутона. Так родилась ультрахроматика, и одним из ее первопроходцев был композитор Иван Александрович Вышнеградский.

Он появился на свет в Санкт-Петербурге, в уважаемой семье: дед его был предшественником Сергея Юльевича Витте на посту министра финансов и ученым-механиком, отец – чиновником по особым поручениям в Министерстве финансов. В семье ценили прекрасное, мать была писательницей, а отцу финансовые дела не мешали создавать симфонии и симфонические поэмы. Именно он стал для сына первым учителем музыки.

Первые композиторские опыты Ивана Александровича относятся к 1910 г., но подлинный дебют состоялся тремя годами позже. Это сочинение (к сожалению, не сохранившееся) – Andante religioso et funèbre – было исполнено в Павловске, его одобрил Цезарь Антонович Кюи.

Обучаясь сочинению музыки в консерватории под руководством Николая Александровича Соколова, Иван Александрович одновременно изучал философию в университете. Музыка и философия – это неразрывно связанные составляющие его духовной жизни, которые нельзя рассматривать отдельно друг от друга. Его кумиром в области философии становится Фридрих Ницше, занимает его и теософия – так же, как и Александра Николаевича Скрябина, которого Вышнеградский рассматривал как своего «духовного наставника».

Переломным моментом на жизненном пути композитора становится 1916 г. Внешне не случилось чего-либо примечательного – но важные события происходят в духовной жизни: ему открывается «космическое сознание», пробудить которое он желает в людях. В таком состоянии духа создает он свою консерваторскую дипломную работу – «День бытия» для хора, симфонического оркестра и чтеца (первоначально композитор планировал дать ему иное заглавие – «День Брахмы»). Это произведение, завершающееся двенадцатитоновым хроматическим кластером, долго ждало премьеры – она состоялась лишь в 1978 г. Работая над ним, композитор переживает истинное озарение – он приходит к идее микрохроматики, и при создании всех последующих сочинений опирается уже не на полутоновую, а на четвертитоновую шкалу. Первым экспериментом такого рода становятся «Четыре фрагмента» для фортепиано, которые он создает в двух вариантах, причем второй предназначается для двух инструментов, один из которых настроен четвертью тона ниже другого – по-иному воспроизвести четвертитоновую музыку на фортепиано было нельзя… Но если необходимого инструмента не существует, его можно создать! Правда, для этого нужны ресурсы, которых нельзя найти в России, охваченной гражданской войной… именно эти обстоятельства, а не политические мотивы заставляют композитора покинуть родину в 1920 г.

В Париже его идеи не находят понимания, а вот в Берлине он встречается с композиторами-единомышленниками – например, Алоисом Хабой. Вышнеградский продолжает создавать произведения для четвертитонового фортепиано, а также струнные квартеты и хоровые сочинения – все это снискало ему известность в музыкальной среде, но не у широкой публики: четвертитоновая музыка столь необычна, что никто не берется ее исполнять. Только в 1926 г. несколько его произведений было исполнено на одном концерте в Париже, где использовались два объединенных рояля.

И все же новая музыка требует новых инструментов. Год за годом композитор встречается с производителями фортепиано, пытаясь убедить их в необходимости реализации своих идей – и вот, наконец, в 1930 г. четвертитоновый рояль был сконструирован! Увы, найти пианистов, готовых его осваивать, не удается, да и сам Вышнеградский признает, что инструмент оказался «неконцертопригодным». Приходится вернуться к идее объединенных роялей – и в таком виде его сочинения прозвучали в 1937 г. в Париже. В том же году композитор знакомится с Оливье Мессианом, а позже – с Пьером Булезом, который впоследствии исполняет его произведения.

Вторая мировая война не могла не коснуться Вышнеградского, как и всех его современников, два месяца он провел в лагере (он был арестован из-за отсутствия гражданства Франции). Но в 1945 г. – вновь радостное событие: в Париже стараниями Мессиана был организован концерт из его произведений.

1950-е гг. становятся для Вышнеградского плодотворным периодом. Он создает Пять вариаций без темы, Сонату для альта и двух фортепиано, Композицию для струнного квартета и иные крупные произведения. Но всеобщее внимание приковано к серийной технике, основы которой заложил Шёнберг – и творчество Вышнеградского вновь оказывается «за бортом». Композитор все яснее ощущает свое одиночество.

В последние годы жизни композитора состоялись два концерта, на которых исполнялись его творения. Одни из них, прошедший в Париже в 1977 г., организовала его ученица Мартин Жост, а в 1978 г. впервые прозвучал «День бытия». Композитор ушел из жизни в 1979 г., оставив незавершенным последнее произведение – Трио для струнных. После его смерти Мартин Жост возглавила Ассоциацию Ивана Вышнеградского.

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 17