История страны в жизни одного человека

 

У каждой эпохи есть свои герои. Кто они? На самом деле – обычные люди, живущие среди нас. Единственное, что отличает их от остальных, – яркая харизма и сила духа. Такие люди отдают целиком себя миру и от этого счастливы. В Российской Академии музыки имени Гнесиных есть такой герой – Вера Дмитриевна Ныркова, прекрасный музыкант, старейший педагог и любимица своих учеников. В сентябре ей исполнилось сто лет, из них шестьдесят восемь она отдала Гнесинке – сначала как преподаватель, потом – в качестве заведующей кафедрой общего фортепиано. За это время она создала программу по фортепиано для студентов общих курсов, выпустила серию пособий по самостоятельной игре на инструменте; организовала литературно-музыкальные вечера «Пречистенские пятницы», издала серию книг. Елена Филина побеседовала с именинницей о княгине Шаховской, Сталине, Елене Фабиановне Гнесиной, педагогике и о будущем предмета «фортепиано».

 

 

‘‘Папа взял меня за руку, взял венский стул и говорит: «дочь, пойдём на новую квартиру’’

 

Е.Ф. Вера Дмитриевна, расскажите о себе.

В.Н. Я южанка, родилась в Сочи, но, когда мне было два года, родители переехали в Москву.

 

Е.Ф. Почему?

В.Н. Из-за того, что начались народные столкновения: пришли «красные», «белые», жить было невозможно.

 

Е.Ф. Кем были ваши родители?

В.Н. Мои родители не были музыкантами, но очень любили музыку, и я им очень благодарна. Они жили моими интересами и много делали для того, чтобы я училась. Папа работал электромонтёром. Мама воспитывала меня.

 

Е.Ф. Где вы жили, когда приехали в Москву?

В.Н. Мы жили в Калошином переулке, 4, но как попали именно в этот район, я не могу объяснить. У мамы была сестра, которая жила на Тверской улице. У тётушки не было детей, и вся любовь досталась мне. Она была прекрасной женщиной, обожала меня. Мне всегда казалось, что мама холодная, а тётя любила сюсюкать. Однажды я сказала маме: «Мамочка, неужели ты меня любишь? Ты никогда не проявляешь ко мне любви, той, которой бы мне хотелось». Она ответила: «Знаешь, ты у меня одна, я не хочу тебя избаловать». Но мама для меня была эталоном. И ещё помню, она боялась, что у меня будет нос, как у папы.

 

Е.Ф. Расскажите о вашей жизни и именитых соседях.

Вера Дмитриевна (справа) с мамой

В.Н. Спустя несколько месяцев жизни в Москве началась реорганизация жилья, и всех начали селить вместе. Моему папе предложили новую комнату. Она была напротив нашего дома (другой корпус Калошина переулка). Но особенностью этой комнаты было то, что войти в неё можно только через чужую. Когда мама узнала, то пришла в ужас, но папа настоял. Этот момент я помню хорошо: папа схватил меня за руку, взял венский стул и говорит: «Дочь, пойдём на новую квартиру», и повёл меня в новый дом через двор.

 

Е.Ф. Правда, что вы жили с княжной Шаховской?

В.Н. Мы попали в квартиру, где жила княжна Елена Михайловна Шаховская. Она преподавала фортепиано. Её учеником был Владимир Абрамов [он запечатлён на золотой доске в Малом зале Московской консерватории. Учился у профессора А.Б.Гольденвейзера. С 1932 — преподавал в Московской консерватории. В декабре 1934 — арестован, приговорён к трём годам ссылки и отправлен в Среднюю Азию – прим. ред]. Елена Михайловна жила в небольшой комнатке, где стоял маленький рояль, диванчик и столик – типичный дворянский стиль.

 

Вы видите не полный текст статьи. Оформите подписку, чтобы увидеть материал целиком.
Вы можете прочитать текст не оформляя подписку. Оплатите доступ к материалу на одни сутки.

Я уже подписчик. Войти
Просмотров: 847