Череда новогодних праздников 2019 г. канула в Лету, и мы прощаемся со «Щелкунчиками» до следующего Нового года. Но прощаемся на современной волне.
У «Щелкунчика», в отличие от «Лебединого озера» и «Спящей красавицы», нет канонической редакции. Первая постановка (Льва Иванова по либретто Мариуса Петипа) забыта, а самая «классическая» из сохранившихся редакций, Василия Вайнонена, советская — 1934 г., идет в Мариинском театре, где родился «Щелкунчик», и во множестве других российских театров. Но версия Вайнонена слишком детская, слишком благостная для музыки Чайковского, да и для литературного первоисточника. Поэтому изобилие новых авторских редакций «Щелкунчика» в ХХ веке и начале XXI было неизбежно.

Сегодня мы посмотрим фрагменты двух известных версий «Щелкунчика» от именитых западных балетмейстеров — француза Мориса Бежара и британца Мэтью Боурна. Оба балетмейстера отступили от либретто Петипа, но остались верны теме балета — прощанию с детством, но изменили акценты, а в соответствии с контекстом нашего не самого доброго времени — и на первый план вышли проблемы любви и недолюбленности и истоки комплексов, вырастающих из детства.
У Бежара сюжет серьезно перекроен и переосмыслен, главный герой — не девочка Клара (Мари, Маша), а мальчик Бим (его имя не случайно, весь дивертисмент 2-ого действия он проводит в образе клоуна). Бежар вспоминает и свое детство, свою мать, своего отца, своего учителя, Мариуса Петипа, умело сплетая факты своей биографии и биографии Петипа, а свой танец с тем, что дали балету другие — балетмейстеры, страны, школы. Богиня Бима, его большая любовь в спектакле — его мать (у Бежара, наверное, как и у Бима, рано умершая, весь балет — скорей воспоминание о матери), а талисманом — статуя беременной Венеры: маленькая — подарок мамы Биму к Рождеству, большая заменяет в версии Бежара выросшую елку из либретто Петипа. Дроссельмейер — Мефистофель — Карабас-Барабас — человек, который командует и манипулирует Бимом — смесь не склонного к нежностям отца и жесткого педагога Бима и его товарищей (восточный халат педагога Дроссельмейера от Нуреева?).

Спектакль сочетает сюжетную повествовательность и элементы эклектики: здесь не только танец, но и текст, видеоряд — рисунки Петипа, старые фотографии из семейного альбома Бежара, элементы шоу, дама с аккордеоном (символ милой старой Франции) и трансвеститы. В дивертисменте есть отсылы к разным танцевальным культурам, которые оказали влияние на старушку Европу, в том числе и атлетический советский стиль. Предлагаю посмотреть как раз этот фрагмент — под музыку трепака артисты танцуют что-то типа известного балетного хита «Диана и Актеон» (который, как известно, в 30-х годах ХХ века сочинила Агриппина Ваганова). Предшествует трепаку восточный танец, в котором Бежар рефлексирует со своим же знаменитым балетом «Бакти». Внимание — в роли иллюзиониста — Дроссельмейер, он же учитель и отец Бима.

Боурн превосходен в своей логичности и последовательности в отличие от Бежара, который слишком «разбрасывается» и зачастую не умеет обуздывать свою фантазию: в «Щелкунчике» Мэтью Боурна героиней осталась девочка Клара, но она сирота, растет в детском доме, который по антуражу и замашкам воспитателей скорей напоминает тюрьму. Воспитанники устраивают бунт (который происходит на музыку боя с мышами) и скручивают своих воспитателей-надзирателей. Щелкунчик — Кларина кукла преображается, не скажу, что в прекрасного принца, но в красивого и спортивного молодого человека. Он увлекает Клару в мир за треснувшими стенами воспитательного дома — из серого, замкнутого, депрессивного помещения — сначала в белоснежный мир катка, а потом в розовое королевство сластей. Этот мир оказывается иллюзорным. Клара возвращается в свою «тюрьму», но в финале происходит чудо — из-под одеяла выскакивает тот самый молодой человек, который был в ее грезах Щелкунчиком, и предлагает ей побег.

Из «Щелкунчика» Боурна мы смотрим фрагмент вальса снежинок — у Боурна вальсируют фигуристы (большой привет от английского балетмейстера Боурна основателю английского балета Аштону, автору балета «Конькобежцы»). Эта сцена у Боруна не благостная, ей предшествует страстный любовный дуэт Клар и Щелкунчика, но во время вальса снежинок королева катка — девушка в розовой шубке отбивает Щелкунчика у бедной Клары, что превращает ее путешествие в сладкую страну отчасти горьким.