Сериал. Рихард Вагнер

 

Скульптурный Вагнер Брекера

Насчёт гения я, возможно, несколько подзагнул, но то, что Вагнеру колоссально повезло – это точно. Потому что при его безбашенной пассионарности в комплексе с прочими достоинствами у него были бы значительные шансы завершить свой жизненный и творческий путь не в Венеции в зените славы и мирового поклонения, а в Германии в результате приговора Нюрнбергского трибунала. И это тоже чрезвычайно интересная тема: «Можно ли повесить великого художника, как бы этого ни хотелось?». И какова историческая ответственность суда? (Про историческую и нравственную ответственность самого художника – отдельно).

Два еврея читают лозунг на здании: «Коммунизм победит!».
Тяжёлый вздох: «Мы-то не доживём, а вот детей жалко».

В большой и дружной семье Вагнеров всё было наоборот. Дети дожили. Вторая, главная, жена Рихарда Вагнера, Козима (Матильда Везендонк и прочие бабы на величественном пути гения не в счёт), была дочерью Ференца Листа, с которым по части антисемитизма у Вагнера, судя по письмам, особых разногласий не возникало. Просто Лист был поспокойней, и в этой области особо не засветился. Маленькая Козима выросла в среде, в которой понятия толерантности и политкорректности не существовали, потому что их ещё не придумали. По крайней мере, наиболее зверские тексты Вагнера, по стилистике и тематике близкие к старику Геббельсу, цитируются по письмам Козиме 1849 года. Приводить я их не буду, потому что противно. Другое дело, что девочке в ту пору было тринадцать лет. Либо эти тексты можно счесть фальшивкой, либо – «это уже ни в какие ворота!».

Вы видите не полный текст статьи. Оформите подписку, чтобы увидеть материал целиком.
Вы можете прочитать текст не оформляя подписку. Оплатите доступ к материалу на одни сутки.

Я уже подписчик. Войти