Benois de la Danse отметил свой четвертьвековой юбилей

Время летит быстро. Вот и приз «Benois de la Danse» достиг солидного по балетным меркам возраста. Все эти годы его художественным вдохновителем и бессменным председателем международного жюри был выдающийся хореограф Юрий Григорович.

Benois de la Danse четверть века

Лауреаты Бенуа-2017 среди танцовщиков (слева направо) – Уго Маршан (Парижская Опера) и Денис Родькин (Большой театр) Photo by M.Logvinov

Несмотря на проблемы и трудности, входящие и привходящие факторы, организаторам «Benois» удается почти каждый год знакомить москвичей и гостей столицы, специально съезжающихся на этот фестиваль, с чем-нибудь интересным в хореографическом искусстве, представлять балетному сообществу таланты, которые на фоне неизбежных в таком большом деле случайностей смотрятся особенно впечатляюще.

Двадцать пятое (юбилейное) вручение приза «Benois de la Danse» отличала скромная торжественность. Действо проходило на сцене Большого театра, где конкурс (теперь фестиваль!), собственно, и родился в 1992 году. За 25 лет в круг внимания «Benois» попало более 200 соискателей из почти 30 стран, которые представляли многие виды и направления классического и современного танца.

Но сегодняшний «Benois» уже не тот, что был четверть века назад. С тех пор как «Benois» объявил себя фестивалем мирового балета, он настойчиво движется к «балетному шоу», хотя конкурсную келейность пока не утерял, а сценическую зрелищность еще не приобрел. И вряд ли уже приобретет. Для полнокровного шоу нужны креативные идеи, художественный сценарий с возможностью свободной импровизации и талантливая режиссура.

А пока по старинке юбилейный вечер вела известная теле- и радиожурналистка и одновременно удачливая бизнес-леди Елена Ищеева в паре с замечательным артистом МХАТ имени А.П. Чехова Павлом Ващилиным. Роль ведущих на церемонии «Benois» в последние годы сводится к тому, чтобы объявлять лауреатов, дипломантов и призеров и вручать им дипломы и цветы, что, согласитесь, не совсем привычное дело для тех, кто привык сам получать цветы и подарки.

Получить заветную статуэтку работы скульптора Игоря Устинова, сына знаменитого актера Питера Устинова и потомка славного рода Бенуа, мечтают почти все танцовщики и хореографы, но удается это немногим.

«Benois de la Danse», конечно, не «балетный Оскар», как с легкой руки легендарного аргентинского танцовщика Хулио Бокка стали называть конкурс сначала журналисты по аналогии с киношным «Оскаром», а потом и сами его организаторы. Скорее это закрытый клуб, в котором восемь членов жюри, по совместительству они еще и эксперты, ежегодно составляют список претендентов и сами же из него выбирают призеров. Поэтому наивно думать, что нам представляют всё лучшее и всё самое интересное, что было в мире балета в прошедшем году. На самом деле это демонстрация личных пристрастий организаторов «Benois», членов жюри и их окружения. Отсюда такой разброс в качестве претендентов и победителей, отсюда – постоянное мелькание в номинантах и участниках концертов одних и тех же театров и балетных коллективов.

В 2011 году, например, рядом с блистательной примой Балета Монте-Карло Бернис Коппьетерс и талантливым танцовщиком из Музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко Семёном Чудиным (ныне – премьер Большого театра) удивляли зрителей невыразительным исполнением па-де-де из «Дон Кихота» американские «звезды»: солистка Балета Сан-Франциско Лорена Фейхо и солист Кубинского классического балета Майами Роландо Сарабиа. Тем не менее, г-н Сарабиа заветную статуэтку получил, а Балет Сан-Франциско не сходит с афиши «Benois».

Benois de la Danse четверть века

Лауреат Бенуа-2017 Уго Маршан в роли Ромео в балете Сергея Прокофьева «Ромео и Джульетта», хореография Рудольфа Нуреева. Photo by M.Logvinov

Тогда же члены жюри оставили без внимания работу очень интересного, а главное самобытного китайского хореографа только потому, что дешифровка оригинальных и непривычных для европейцев пластических и образных символов «восточных хореографов» оказалась для них «китайской грамотой» – через призму устоявшихся стереотипов трудно понять «другой» образный мир.

Годом раньше после переклички и раздачи дипломов тогдашний ведущий Станислав Бэлза радостно сообщил, что высокое жюри решило приз «Benois» в номинации «Лучший хореограф» не присуждать. Зал вздрогнул: «Вот это да!» Сами выдвигали – сами и задвинули, уравняв всех шестерых в оценке. Вот и гадай, какой? То ли все одинаково хороши, а статуэтка всего одна, то ли наоборот все одинаково плохи – тогда зачем выдвигали?

Конечно, прыганье «солдатиком» под «Вальс-фантазию» Михаила Глинки – музыку нежную, чувственную, словно сотканную из серебряных нитей вдохновения и фантазии, нельзя считать удачным хореографическим решением, но были еще пять номинантов. Когда такое происходит на обычных конкурсах, всё понятно и логично: претенденты появляются «самоходом», и среди них может не быть того – «самого-самого», но здесь-то выдвигали сами члены жюри…

Ежегодно состав жюри меняется.

«Мы приглашаем в жюри авторитетных деятелей мирового хореографического искусства из числа руководителей знаменитых балетных трупп, видных хореографов, известных педагогов, звезд мирового балета, – сказал Юрий Григорович на встрече с журналистами. – Балет меняется, каждый год мы встречаем новых исполнителей и хореографов, которые поражают совершенством мастерства и творческой фантазией».

И хотя корпус членов жюри, проблема остается: составить жюри из одних только «звезд» не получается, поэтому чаще всего это – парад худруков разных балетных коллективов, которые выдвигают и лоббируют «своих».

Вот свежий пример. Концерт дипломантов и лауреатов открывала мировая премьера балета «Toi Moi / Ты Я», музыка (Илья Демуцкий), хореография (Юрий Посохов) и костюмы (Тимур Сулуашвили) для которого были созданы в дар юбилею «Benois». По задумке хореографа, солисты Джозеф Уолш (Балет Сан-Франциско) и Виктория Джайани (Чикагский Балет Джоффри) пытались «оживить» на сцене Большого театра скульптуру Приза. Но как-то вяло, невыразительно и не в музыку, которую блестяще исполнял необычный квартет (флейта, арфа, фортепиано и синтезатор). А ведь музыка Демуцкого – образная, многокрасочная и очень пластичная.

Закрывали гала-концерт прославленные звезды Большого театра лауреаты «Benois» Ольга Смирнова и Семён Чудин, которые продемонстрировали высочайший уровень классического танца в «Большом классическом па» Виктора Гзовского на музыку Обера. Их исполнение было технически безупречным, изысканно точным по пластике и линиям, царственным по манере исполнения, а потому завораживающе притягательным и прекрасным.

 

Просмотров: 169