С тех пор, как Петр Ильич Чайковский создал свое «Всенощное бдение», это чинопоследование приобрело значение самостоятельного жанра в русской духовной музыке. Широко известно «Всенощное бдение» Сергея Васильевича Рахманинова. Александр Тихонович Гречанинов тоже отдал дань этому жанру. Его «Всенощное бдение» занимает важное место не только в творчестве композитора, но и в истории русской духовной музыки в целом.
Всенощное бдение представляет собой объединение трех богослужений – вечерни, утрени и первого часа, которое изначально (при строгом соблюдении устава) продолжалось от заката до рассвета (с чем и связано его название). Свое «Всенощное бдение» Гречанинов создавал для Московского синодального хора – это был исполнительский коллектив очень высокого уровня, известный своей виртуозностью, поэтому композитор мог не ограничивать себя в средствах: он создавал достаточно сложные партии, задействовал предельно низкие звуки, взять которые способны только басы-октависты (в определенной степени это повлияло на судьбу произведения – его не могут включать в свой репертуар хоровые коллективы, обладающие не столь богатыми возможностями).
«Всенощное бдение» Гречанинова состоит из десяти номеров. Первый из них – «Благослови, душе моя, Господа» – это величественное повествование. Альты проводят мелодию, напоминающую старинный распев. В дальнейшем развитии на фоне основной мелодии возникает новый мотив четырех солирующих сопрано и такого же количества альтов.
Во втором номере – «Блажен муж» – используется прием антифонного пения: один хор поет текст псалма, другой «отвечает» ему возгласом «Аллилуйя». Этот припев, исполняемый после каждого стиха, повторяется без изменений, в то время как распевы стихов варьируются.
В третьем номере – «Свете тихий» – впервые появляются сольные партии (не солирующие группы, как в первом номере, а именно солисты). Номер начинается консонирующими аккордами в «прозрачном» звучании женских (детских) голосов, которому контрастирует полнозвучность всего хора во второй строфе. На этом красочном фоне солисты – альт и тенор – проводят мелодию.
Номер четвертый – «Богородице Дево, радуйся» – композитор требует исполнять «просто и наивно». Здесь использована мелодия греческого распева.
Пятый номер – «Хвалите имя Господне» – поражает своей торжественностью. Ритмическая организация вызывает представление о торжественном шествии, дублирование мелодии в различных голосах придает фактуре особую мощность.
В шестом номере – «Воскресные тропари» – в ритмическом рисунке ощущается родство со знаменным распевом. Четвертый глас знаменного распева использован в номере седьмом – «От юности моея», а в восьмом – «Воскресение Христово видевше» – первый.
Девятый номер – «Великое славословие» – являет собой кульминацию произведения. Его ликующий характер подчеркнут безраздельным господством мажорного лада в первом разделе трехчастной формы (минорные аккорды абсолютно не используются). Этому ликованию контрастирует суровый средний раздел в миноре («Господи Боже»).
Заключительный номер – «Взбранной воеводе» – торжественный гимн Богоматери. Аккорды в двухорном изложении имитируют колокольный звон.
Премьеру «Всенощного бдения» Гречанинова осуществил Синодальный хор, возглавляемый Николаем Михайловичем Данилиным. Это был прекрасный исполнительский коллектив, однако это произведение давалось ему с трудом: обычно интонация была идеальной, но в данном случае хористы постоянно понижали – до такой степени, что приходилось постоянно брать аккорды на фисгармонии, чтобы поддерживать строй. Сам Гречанинов на репетициях не присутствовал – он в то время посещал репетиции другого хора, готовившего премьеру его «Страстной седмицы». Сам Данилин в то время находился в Крыму на лечении, и подготовкой премьеры занимался его помощник Николай Семенович Голованов (в будущем – главный дирижер Большого театра), он же дирижировал произведением при первом его исполнении, состоявшемся в ноябре 1912 г. в Московской консерватории. «Всенощное бдение» не имело успеха, а Данилин, возвратившись в Москву, распорядился изъять его из репертуара (тем не менее, Синодальный хор впоследствии всё же исполнял эту музыку – но достаточно редко, и только отдельные номера).
Впоследствии «Всенощное бдение» Гречанинова звучало и в храмах, и на концертах, но достаточно редко. Это связано со значительной сложностью произведения. Тем не менее, оно исполняется и в России, и за ее пределами – в частности, «Всенощное бдение» было записано английским вокальным ансамблем «Host Singers», а также вошло в репертуар Эстонского национального мужского хора (в переложении для мужского хора).