«Я – облако в штанах» — высказывания Джорджа Баланчина.

От возмутительных до не поддающихся пониманию: взгляд на баланчизмы.

высказывания Джорджа Баланчина

Джордж Баланчин

Плодотворный итог из 425 балетов не был единственным наследием, оставленным после выдающегося хореографа Джорджа Баланчина. В мире танцоров балетмейстер из Санкт-Петербурга прославился также своими «баланчизмами». Эти выражения содержали в себе его природное остроумие, смешанное с мрачной русской философией, из которых получился совершенно индивидуальный, ни на что не похожий английский.

Его высказывания распространялись от вызывающих осуждение («Не думай, милый, делай!») до своенравных, непонятных («Не мужчина, а – облако в штанах», взятое из стихотворения Владимира Маяковского) и откровенно неудачных (при получении премии «Handel Medallion» – «Я не могу как Гендель, я буду как Гайдн») [ориг. «I can’t Handel it, so I’ll Haydn it». Handle (англ.) – принимать, держать, G.F. Handel – немецкий композитор, игра слов – прим. переводчика].

Когда спрашивали о «смысле» или «значении» танцев, ответ Баланчина был однозначным: его работой было «делать красивое еще более красивым». «Мы не можем танцевать синонимами» — пожаловался бы он критику, ищущему определенный подтекст в его хореографии. «Когда у вас целый сад прелестных цветов, вы не спрашиваете у них: «Что вы означаете? Какой у вас подтекст?»… Цветок не расскажет вам своего смысла. Его смысл просто являться красивым». На вопросы о «смыслах» его абстрактных балетов у Баланчина всегда был краткий резкий ответ:

«Поместите парня и девушку на сцену, и будет вам история; парень и девушка — это уже сюжет».

 

Аллегория с садом, кажется, была одной из его любимых. Было и другое высказывание: «Балет – чисто женская вещь; это женщина, сад красивых цветов, а мужчина — садовник». Эта любовь к женскому полу представлена во всей хореографии Баланчина, в которой предпочтение было отдано подъемам и сложному взаимодействию с партнером. Как говорил он: «В моем балете первая – женщина. Мужчины — сопровождающие. Бог создал мужчин для того, чтобы они воспевали женщин. Они не равны мужчинам: они лучше».

Балетмейстер мог высказывать жесткую критику в адрес своих коллег и соперников. Молодой американской балерине Марии Толчиф (незадолго до того, как она стала его третьей женой) он сказал: «Знаешь, дорогая, ты могла бы быть хорошей балериной, если бы только делала тандю правильно» (тандю является одним из базовых движений в балете – скольжение ногой по полу). Когда конкурирующий хореограф Джон Кранко адаптировал под балет любимый всеми роман в стихах «Евгений Онегин», Баланчин возмутился: «Как кто-либо мог сделать такое с Пушкиным? … и никого не посадят в тюрьму?». И несмотря на то, что он испытывал глубокое уважение к Стравинскому, с которым часто сотрудничал, он не мог не упомянуть в тосте за великого композитора: «В России мы пьем за здоровье людей, которые умерли».

Как и Стравинский, Баланчин открыто говорил о влияниях на его работы. «Если вам нравится что-то чужое, почему бы не использовать это?» — говорил он. «Мы все живем в одном времени навечно. Нет ни будущего, ни прошлого». В своих сравнениях он подводит итог: «Бог создает, человек собирает». Но, пожалуй, наиболее запоминающиеся цитаты Баланчина показывают его уникальное понимание хореографии и являются частью того, что делает его работы такими вдохновляющими: он воодушевлял его зрителей «Видеть музыку, слышать танец».

Автор – RACHEL BEAUMONT

Переводила – Гекейт Ксения

Источник — roh.org.uk

Копирование запрещено.

 

Просмотров: 3