Дмитрий Дмитриевич Шостакович. Симфония № 13 си-бемоль минор

Дмитрий Дмитриевич Шостакович. Симфония № 13 си-бемоль минорВ поздний период творчества Дмитрий Дмитриевич Шостакович словно возвращается к тому, с чего его путь в симфоническом жанре начинался. Ранние его симфонии (не считая Первой – во многом еще ученической) были исполнены революционной романтики, и в них задействовалось поэтическое слово в вокальном изложении. К образам Революции композитор вернулся в Одиннадцатой и Двенадцатой симфониях, а в двух последующих – к вокалу. Разумеется, речь идет не о буквальном повторении, а о возвращении «на новом витке».

В 1962 году Шостакович заинтересовался стихами молодого, но уже успевшего приобрести известность поэта Евгения Евтушенко. Внимание композитора привлекло стихотворение «Бабий Яр». Оно повествует о зверской расправе фашистов над евреями, совершенной в овраге Бабий Яр недалеко от Киева, но в повествование вплетаются упоминания о других трагических эпизодах из истории еврейского народа (преследование Дрейфуса, гибель Анны Франк). Стихотворение это сразу же после его публикации стало предметом нападок – автора обвиняли в одностороннем освещении событий (якобы он сосредоточил внимание только на трагедии евреев, проигнорировав страдания и гибель представителей других народов) и даже… в отсутствии патриотизма. Дмитрия Дмитриевича это не испугало, он положил стихотворение на музыку – и только после этого спросил согласия у Евтушенко. Первоначально он не думал о симфонии, создавая вокальную поэму, но затем решил продолжить произведение, взяв и другие стихи Евтушенко – «Юмор», «В магазине» и «Карьера». Еще одно стихотворение – «Страхи» – поэт написал специально для Шостаковича.

Тринадцатая симфония во многом перекликается с Восьмой: обе симфонии пятичастны, обе отличаются драматизмом и трагедийностью, Восьмая связана с темой Великой Отечественной войны, а первая часть Тринадцатой посвящена одному из ее эпизодов, в обоих произведениях в скерцо присутствуют гротескные образы, а финалы носят просветленный характер, обе симфонии завершаются постепенным замиранием звучности.

Но есть в Тринадцатой симфонии и принципиально новые черты. Прежде всего, это касается состава исполнителей – задействован не традиционный смешанный или мужской хор, а хор басов, и тембр солиста ему не противопоставляется – это тоже бас. Весьма необычной оказывается и форма: ни одна из пяти частей не соответствует полностью тем формам, которые обычно применяются в симфониях (за исключением признаков рондо в «Карьере»).

Первая часть – «Бабий Яр» – исполнена трагизма. Музыкальное развитие подчинено логике стихотворного текста Евтушенко, но основанная тема проходит через всю часть, появляясь на стыках отдельных эпизодов. Сонатности в чистом виде здесь нет, но в одних эпизодах преобладает экспозиционность, а в других присутствуют элементы разработочного развития – не случайно композитор, поначалу думавший о произведении как о вокальной поэме, все-таки сделал его симфонией.

Трагической первой части противопоставляется скерциозная, буффонная вторая – «Юмор». Здесь множество остроумных находок в области оркестровки: чередующиеся тожественные аккорды у струнных и духовых сменяются «кривляющейся» интонацией у кларнета-пикколо, а «изломанной» мелодии солирующей скрипки противопоставляется мрачный унисон хора басов, поддержанный трубой. Но юмор предстает здесь как мощное оружие, которого боятся сильные мира сего – и средний эпизод основывается на мелодии созданного ранее романса «Макферсон перед казнью», в нем звучат зловещие удары литавр и сигналы духовых.

Третья часть – медленная – носит название «В магазине». С большой теплотой предстает здесь образ русских женщин, которые выполняют самую тяжелую работу – но неизменно остаются «богами добрыми семьи». Бас излагает предельно простую и в то же время поэтичную тему, его партию время от времени подхватывает хор. Оркестровка, которая поначалу носит камерный характер – с преобладанием струнных – становится более мощной в кульминации, исполненной драматизма.

Четвертая часть – «Страхи» – тоже медленная, а форма ее сочетает черты куплетности, варьирования и рондо. Символом страха становится атональная тема, излагаемая трубой на фоне затаенного звучания низких струнных и ударных. Ей «отвечает» хор, декламирующий на одной ноте. В дальнейшем возникает немало интересных эффектов, создаваемых, казалось бы, простыми средствами: солист вступает в своеобразный «диалог» с бас-кларнетом, трубы с сурдинами неожиданно интонируют фанфарный оборот. Мрачной картине, создаваемой гармоническими средствами, граничащими с атональностью, контрастирует развитие исключительно простой и ясной мелодии, напоминающей советскую массовую песню.

Финал – «Карьера» – имеет черты рондо и носит характер иронический, и вместе с тем светлый. Вокальные строфы перемежаются инструментальными эпизодами – то лиричными, то грациозными.

Симфония № 13 впервые прозвучала в декабре 1962 г. под управлением Кирилла Кондрашина. Большой зал Московской консерватории был переполнен. Восторженная публика скандировала: «Браво, Шостакович! Браво, Евтушенко!»

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 214