«Проект Полунина»/Project Polunin (Лондон, театр Сэдлерс-Уэллс)

Лора Карт

И вновь на сцене театра Сэдлерс-Уэллс Наталья Осипова с Сергеем Полуниным, но теперь уже премьера у Сергея – и не только как танцовщика, но и как хореографа. Мировая премьера состоялась 14 марта 2017 г.

К перерыву нахлынули сомнения: то ли я не в настроении, то ли восприятие притупилось после блистательных выступлений «Виртуозов» и высокого градуса накала страстей в «Дягилевских сезонах»… Почитала, что написали о выступлении ведущие газеты, – и удивилась. Оказывается, мне даже чуть больше нравится, чем их рецензентам.

Покинув Королевский балет в 2012 году, танцор хочет создать, по его словам, новые, более творческие отношения с балетом. Сначала Игорь Зеленский (арт-директор Новосибирского балета и московского Музыкального театра им. Станиславского) позвал его к себе, когда у танцовщика совсем не было работы. Потом знаменитый клип режиссера Лашапеля – Take Me To Church на музыку Хозиера (съёмка 2014 года), хореографию которого придумал Полунин с приятелем за несколько дней в то время, когда он хотел совсем бросить балет. Это предыстория.

И, наконец, сейчас: «В Лондоне хочу создать фонд Polunin Project, который помогал бы молодым танцовщикам освободиться от гнёта театров». Это, бесспорно, замечательно, прекрасно и очень по-человечески понятно, если бы не несколько странный путь, выбранный актёром для воплощения в жизнь своего детища. Так что трудно судить о том, какое будущее ожидает его проект. Может, это из-за запредельных ожиданий, которые не могут не ощущаться и не давить на артиста? Ведь он один из талантливейших танцовщиков современности.

«Проект Полунина» в Сэдлерс-Уэллсе начался дуэтом «Икар. Ночь перед полётом», поставленным бывшей звездой Большого театра Владимиром Васильевым ещё в 1971 году. И после номера Н. Осипова вывела Васильева за руку раскланяться с публикой. Было радостно видеть одного из любимых танцовщиков спустя годы.

Балет за эти годы несколько видоизменился. И если сама постановка была лучшей среди трёх, представленных на вечере, так как это реконструкция классического балета советской эпохи, то 15-минутный отрывок из балета (трагический герой, бросающий близких и идущий за своей мечтой) смотрелся скучновато. Даже со стремительными прыжками Полунина в круглой и изящной технике всё закончилось до того, как даже началось.

Две истории из греческой мифологии – начало и конец довольно странного спектакля, как по подбору произведений, так и по их воплощению. А в середине представления Полунин и Осипова не участвуют.

Светит неоновая лампа, звучит немецкая речь, под которую двигаются двое танцовщиков… Это хорошо знакомый московской публике «Чай или кофе?», гротеск на житейский сюжет, созданный для балета Станиславского в 2016 году хореографом Андреем Кайдановским (который сейчас танцует и работает в Вене). Короче, все умирают под звон бьющихся чашек. Почему чашек? Банальная ситуация: чаепитие по случаю знакомства родителей с женихом дочери.

Скорее всего, А. Кайдановский пытался избавить актёров от технических задач, сосредоточившись на пластике и артистизме. Что несколько обеднило постановку.

Умерший первым отец (Алексей Любимов)… Мамаша (Анастасия Першенкова была очень хороша в своём амплуа), сначала рыдающая над телом мужа, а затем пытающаяся увести жениха у дочери… Невеста (Валерия Муханова), которую агрессивные призраки родителей оттаскивают от любимого за ноги (она всё время одёргивала платье, и это смазывало впечатление от развертывающегося на сцене действа)… Жених (Евгений Поклитарь), рыдающий в одиночестве над разбитой жизнью… Все рыдают, родители сталкивают детей лбами. Символизм, полет для фантазии.

Конечно, чувствуется и немецкое влияние в танцевальных движениях, но всё же не покидает ощущение, что впервые пробуется современный танец – слишком много знакомых элементов намешано в процессе.

Коротенькие миниатюры, закончившиеся менее чем за сорок минут, – разительный контраст с ранее прошедшими представлениями с участием артистов с русскими корнями.

И, наконец, премьера – «Нарцисс и Эхо». Ожидаемая и предвкушаемая, но вызвавшая самое большое разочарование…

По легенде, сын бога реки Кефиса и нимфы Лириопы, Нарцисс, был юношей редкой красоты, но сердце у него было гордое и жестокое. Он никого не любил, кроме себя. Вздыхает Нарцисс – и вздыхает за ним Эхо. И это видно в танце.

Хореография Полунина в соавторстве с Осиповой и двумя другими хореографами – это сборник производного танцевального материала. Сказать, что я ожидала большего, зная Полунина как премьера, – ничего не сказать… И костюмы вызвали, мягко говоря, удивление, особенно костюм самого Нарцисса.

Хорошо, что я веду записи в момент выступления (да, в потёмках; нет, не налезают строчки друг на дружку, ну разве изредка, когда засмотрюсь в процессе заметок), это самые первые, непосредственные впечатления. Запомнились позы, которые принимал Нарцисс, в основном, стоя спиной к залу или демонстрируя свои тату, и сорванная поддержка одной из нимф и Фиванским юношей, в то время как Нарцисс всё лежит и лежит, сверкая блёстками Сваровски. Более половины действия пролежал.

Понравилась музыка композитора Илана Эшкери, исполняемая Лондонским оркестром под управлением Энди Брауна, с визуальными эффектами всё того же Дэвида Лашапеля.

Понравились летящие, стремительные и в то же время лёгкие и изящные поддержки в танце Полунина и Осиповой. В Sidi Larbi Cherkaoui она так же взлетала на Kippelberger. Здесь интереснее, лучше, раскованнее – чувствуется полное доверие к партнёру. Нет даже толики заминки или тени предосторожности – только твёрдое убеждение, что поймает, поднимет… И она летит, вспрыгивает, вспархивает на него. В какие-то моменты было видно, насколько они оба талантливы, одарены и как им комфортно танцуется вместе. Жаль, что лишь в какие-то…

Shevelle Dynott в костюме то ли фавна, то ли пана танцевал замечательно.

Пресса не была особо благосклонной к дебюту С. Полунина как хореографа. Впрочем, публика в зале принимала всё довольно тепло. Опять-таки, вспоминая знаменитый клип и выступления танцовщика в классике, можно представить, какой огромный потенциал у Сергея. Как и все талантливые люди, он многогранен и, будем надеяться, в скором времени порадует нас новыми неожиданно интересными постановками. Да и съёмкам в кино он несказанно рад, о чём в феврале рассказала BBC. К концу года мы увидим его в двух фильмах с большим бюджетом – «Красном воробье» с Дженнифер Лоуренс и римейке Кеннета Брана «Убийство в Восточном экспрессе».

Тот факт, что Королевский балет в следующем месяце вернется к Майерлингу (неоклассический балет Кеннета Макмиллана на музыку произведений Ференца Листа – тёмный ночной шедевр, который, возможно, был поставлен для технических возможностей Полунина и его задумчивой харизмы), только усугубил грусть в этот тёплый весенний мартовский вечер. И то, что Полунину нужен Королевский балет (для дисциплины, организованности, серьёзного и требовательного репертуара) гораздо больше, чем сам он нужен Королевскому балету, всё очевиднее.

 

 Лондон

Фото Alastair Muir

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 315