Московский дебют французского дирижёра Оливье Ошанина

11390019_10155584340600063_3844056166844573808_nАфиша концерта 7 июня 2016 года в Большом зале Московской консерватории привлекла моё (и думаю, что не только моё) внимание в первую очередь фамилией дирижёра. Фамилией – ещё в недавние времена весьма известной, но в иной сфере культуры, хотя и музыкальной. Московским государственным академическим симфоническим оркестром под управлением Павла Когана дирижирует француз Оливье Ошанин.

В истории русской песни ХХ века эта фамилия принадлежала одному из самых популярных поэтов-песенников советского периода Льву Ошанину.

Писал он не только лирику, но и официозные верноподданические тексты – «Пьём за Сталина родного», «Ленин всегда живой», «Комсомольцы, беспокойные сердца», «Дети разных народов». (И кто упрекнёт поэта, которому почти всю жизнь приходилось скрывать своё опасное дворянское происхождение!) Но удивительно, сколько строк, придуманных им, до сих пор хранится в наших черепных коробках (Удар короток и мяч в воротах; Это чей там смех весёлый; Забота у нас простая; Звенит гитара над рекою; А у нас во дворе есть девчонка одна; Издалека-долго течёт река Волга; Люди в белых халатах; Солнечный круг, небо вокруг; и так далее)! Среди сотни песен на его стихи бесспорным лидером с большим отрывом заслуженно считается песня Анатолия Новикова «Эх, дороги» – среди песен о войне одна из лучших.

Как выяснилось, Оливье действительно дальний родственник маститого советского поэта. Правда, две ветви рода почти не общались. С одной стороны – советскому человеку, тем более бойцу идеологического фронта, родственников за границей лучше было не иметь. С другой – французская родня опасалась коммунистической заразы.

Их роды разделились в двенадцатом поколении. Их общего предка звали Василий, он был офицером лейб-гвардии императорского Семёновского полка.

Лев – из восемнадцатого поколения рода Ошаниных, Оливье из двадцатого.

Оливье Ошанин – французский флейтист, дирижёр, до недавнего времени художественный руководитель и главный дирижёр Филиппинского филармонического оркестра – родился в 1979 году в Париже, где и получил начальное музыкальное образование. Продолжил его в США, где специализировался на симфоническом дирижировании, закончив аспирантуру с дипломом магистра (Университет Южной Калифорнии). В настоящее время готовится к получению степени доктора по специальности «дирижирование оркестром» в Колледже Цинциннати.

11800621_10155787838415063_7917580501874289843_nО. Ошанин – лауреат I премии Международного конкурса молодых дирижёров имени Антала Дорати (Будапешт, 2015), в котором принимали участие более 120 конкурсантов из 23 стран. Победителю в этом состязании открывается возможность выступлений в Европе. Он лауреат Американской премии в номинации «Профессиональное дирижирование оркестром» (2015). В том же году он занял II место на Международном конкурсе дирижёров и солистов – исполнителей классической музыки в Лондоне, где дирижировал симфониями Бетховена.

В сезоне 2010/2011 годов О. Ошанину предложили возглавить Филиппинский филармонический оркестр до окончания нынешнего сезона. Под управлением О. Ошанина коллектив исполнил большое количество сочинений, впервые прозвучавших на Филиппинах. (Сотрудничество с оркестром завершилось буквально через несколько дней после рецензируемого концерта триумфальным выступлением филиппинского оркестра в Нью-Йорке, в Карнеги-холле. Был аншлаг – большая редкость для зарубежного оркестра, играющего на этой знаменитой сцене впервые.) Оливье принимает активное участие в деятельности по защите общественных интересов. Так, увенчалась полным успехом инициированная и возглавленная им кампания по спасению от сноса театра «Филамлайф» – лучшего концертного зала в Маниле.

Интересна и программа московского концерта, предложенная слушателям:

К. Нильсен – Увертюра к опере «Маскарад»,

Я. Сибелиус – Концерт для скрипки с оркестром,

А. Дворжак – Симфония № 7.

Музыка датского композитора Карла Нильсена, почитаемого как основоположника современной датской композиторской школы, в России мало известна. Седьмая симфония Дворжака тоже не часто звучит на концертных эстрадах. А скрипичный концерт Яна Сибелиуса настолько хорош, что слушать его не надоедает почти в любом количестве и исполнении.

Карл Нильсен родился на острове Фюн, недалеко от Оденсе – родины Ханса Христиана Андерсена. Сын деревенского маляра и музыканта (седьмой из двенадцати детей!), будущий композитор рос в музыкальной семье: отец играл на деревенских праздниках на корнете и на скрипке, мать чудесно пела народные песни и церковные псалмы. С восьми лет Карл брал уроки игры на скрипке, а в четырнадцать лет поступил в полковой оркестр в Оденсе, где очень скоро освоил несколько духовых инструментов, а также основы гармонии и оркестровки по партитурам венских классиков. Спустя четыре года он успешно сдал экзамены в Копенгагенскую консерваторию. В год ее окончания, в 1888-м году состоялась премьера первого публично исполненного произведения молодого композитора – «Маленькой сюиты» для струнных.

Карл Нильсен – автор шести симфоний, опер «Саул и Давид», «Маскарад», увертюр, инструментальных концертов, струнных квартетов и других камерных ансамблей, хоров, песен, музыки к драматическим спектаклям.

Оперу «Маскарад» (1906) Нильсен создал на сюжет комедии выдающегося датско-норвежского драматурга Людвига Хольберга. Композитор сам дирижировал на премьере оперы, состоявшейся в 1906 году в Копенгагене. Увертюра к ней быстро получила известность и популярность на Западе и нередко звучит как бисовый номер. Открывшая программу концерта, она у Ошанина прозвучала пристойно, в стиле комедии, которой «Маскарад» и является. Правда, оркестр временами был тяжеловат и не всегда откликался на жест дирижёра.

Главным сочинением первого отделения был Концерт для скрипки с оркестром Яна Сибелиуса. Этот концерт – абсолютный шедевр инструментального концерта не только ХХ века, но и вообще жанра.

Солировал Сергей Догадин. Это исполнение не отнесёшь к удачам молодого скрипача. Яркий по природе и виртуозный концерт Сибелиуса у Догадина прозвучал технически неплохо и чисто, но с точки зрения музыкальности как-то вяло – скучно и однообразно. Я бы сказал, с нулевой энергетикой. Догадину ещё повезло с дирижёром, который с двух репетиций сумел освоить неубедительный замедленный темп, предложенный солистом, и сумевший повести оркестр в непривычном для этого аккомпанемента темпе. Особенно это было заметно в третьей части, где скрипка должна вступить очень энергично, с ярко выраженными акцентами. Вместо этого Догадин вступил вяло и очень равномерно. Ошанин после концерта рассказал, что пытался убедить Догадина играть поживее, но безуспешно. На концерте он опять взял медленный темп – и Ошанин был вынужден выполнить желание скрипача и притормаживать оркестр. Такое внимание дирижёра к пожеланиям солиста, к сожалению, редкость. Различия в подходах чаще приводят к тому, что солист играет свою музыку, а дирижёр – свою, и хорошо если более-менее вместе. Так что экзамен на аккомпанемент перед московской публикой Оливье Ошанин сдал, по меньшей мере, на «хорошо».

20160607_191440Но на бис – солиста как будто подменили. Вариации на тему из оперы Дж. Паизиелло «Прекрасная мельничиха» (ор. 38) Сергей исполнил блестяще. И энергетика у него появилась, и темпы были адекватны виртуозной пьесе Паганини. И скрипка зазвучала ярко. Именно в бисовой пьесе проявились качества замечательного инструмента, на котором сейчас играет Сергей Догадин, – это скрипка работы итальянского мастера Джованни Баттиста Гваданини 1758 года.

Во втором отделении прозвучала симфония № 7 Антонина Дворжака.

Симфония написана в 1885 году для концерта в честь избрания композитора почётным членом Лондонского филармонического общества. Седьмая симфония наиболее драматическая из девяти, сочинённых Дворжаком. Она была написана в год, когда Дворжак пробивал в Вене постановки своих чешских опер.

В симфонии дирижёру прятаться уже не за кем. И здесь нам представилась возможность наиболее полно оценить профессионализм Оливье Ошанина как дирижёра. У него ясная мануальная техника, красивый и понятный жест. Но главное – за две репетиции, без переводчика, у него всё-таки сложилось взаимопонимание с оркестром. Оливье сказал, что на репетициях пытался как можно больше показывать руками, а не словами. И, судя по концерту, ему это во многом удалось. Оркестр играл с ним лучше, чем обычно. Хотя и без киксов у валторн не обошлось. Ну что поделаешь, качество меди наших оркестров традиционно выносится за скобки.

Что касается интерпретации, то в целом она была интересна, хотя мне показалась несколько суховатой – не хватило у Оливье Ошанина того, что принято называть славянской «широтой дыхания». Большего рубато. Вероятно, для этого потребовалось бы большее число репетиций, да и переводчик.

Оливье Ошанин рассказывает, что перед московским выступлением с ним в Маниле встретился один из его друзей, русский эмигрант – любитель и знаток советской песни. Он дал Оливье послушать несколько советских песен, в том числе и на слова Льва Ошанина «Эх, дороги, пыль да туман», много чего рассказал об истории русской песни. (Оливье впервые услышал об И. Дунаевском). Эти песни так понравились Оливье, рассказы так его вдохновили, что он задумался над целой программой, составленной из советских песен. Он отметил, что сделать такую программу невозможно без понимания текстов, на которые эти песни написаны, поэтому он даже готов выучить русский язык.

Если оценивать впечатление от знакомства с молодым французским дирижёром в целом, то оно безусловно положительно и можно надеяться, что меломаны ещё не раз увидят Оливье Ошанина за дирижёрским пультом в Москве.

             

                                                                                                                

Просмотров: 34