Йозеф Гайдн. Оратория «Сотворение мира»

Последние годы жизненного и творческого пути Йозефа Гайдна стали блестящим опровержением расхожего убеждения, что в пожилом возрасте уже поздно осваивать нечто новое. В 1787 г. композитору было уже шестьдесят пять лет, он создал свыше сотни симфоний, прославив себя в этом качестве, были у него и сонаты, и оперы, но какой жанр он определенно не мог считать «своим» – так это ораторию. Правда, за четверть века до этого он создал небольшую ораторию на библейский сюжет «Возвращение Товия», она даже имела успех при первом исполнении, но в скором времени была забыта. Казалось бы, в таком возрасте уже поздно начинать вновь – но только не для гения, который всегда открыт новому. Гайдн дважды посетил Лондон, а в английской столице немалой популярностью пользовались оратории Георга Фридриха Генделя. Эта музыка произвела на Гайдна немалое впечатление, и он решает вновь обратиться к жанру оратории, в которой он до сих пор не проявил себя в полной мере.

Подходящий сюжет был тоже найден в Великобритании. Музыкант Джон Петер Саломон, который и пригласил композитора в Лондон, предложил поэму Лидли – малоизвестного поэта – под заглавием «Сотворение мира», основанную на Библейской книге Бытия и мильтоновском «Потерянном рае» – точнее, на той ее главе, в которой архангел Гавриил, выполняя просьбу Адама, излагает первым людям историю создания мира Богом и падения Сатаны. Сюжет Гайдна заинтересовал, ведь композитор был глубоко верующим человеком.

По возвращении в Вену Йозеф Гайдн обратился к Готфриду ван Свитену – смотрителю придворной библиотеки, литератору, композитору и меценату, большому поклоннику музыки Иоганна Себастьяна Баха и Георга Фридриха Генделя. Ван Свитен не только осуществил немецкий перевод поэмы Лидли и переработал ее, но и оказал Гайдну финансовую поддержку, позволившую спокойно заниматься написанием оратории.

Создание оратории заняло немало времени – два года. По словам Гайдна, он «никогда не был так благочестив, как во время работы над «Сотворением мира». Каждый день композитор молился о даровании сил для завершения своего труда. Грандиозности замысла соответствовало не только время написания, но и исполнительский состав: в оркестре задействованы три тромбона, три флейты и контрфагот – для эпохи Гайдна это весьма большой состав. Наряду с хором в исполнении участвуют пять солистов, соответствующие пяти персонажам: три архангела – Гавриил (сопрано), Уриил (тенор) и Рафаил (бас), а также первые люди – Адам (бас) и Ева (сопрано).

То благочестие, о котором говорил Гайдн, воплощается в «Сотворении мира» по-особому – иным способом, чем в духовных кантатах Баха или ораториях Генделя на библейские сюжеты. Оратория пронизана восторгом перед красотой мира, радостью жизни. Музыкальная ткань оратории настолько красочна, что Леопольд Новак – исследователь творчества Гайдна – назвал ее «книгой в картинках». В создании этих «картинок» большую роль играет оркестр. Так, в оркестровом вступлении хроматизмы, тональная неустойчивость, контрастные динамические сопоставления и диссонирующие задержания создают картину хаоса, предшествовавшего сотворению мира. Этот номер переходит непосредственно в речитатив архангела Рафаила, за которым следует хор, где на словах «Да будет свет!» внезапно меняется тональность и динамика. Этот прием настолько выразителен, что на премьере публика в этот момент принялась аплодировать. В ответ на это благочестивый композитор безмолвно указал вверх – в сторону неба, намекая, кому следует аплодировать.

В арии архангела Уриила с хором представляется драматический момент – столкновение небесного воинства с духами тьмы. Примечательно, что борьба как таковая не показана, перед слушателем сразу предстает победа Света над Тьмой – иное нарушило бы светлый образный строй этой оратории. В последующих ариях архангелов, каждый раз сопровождаемых хором, излагаются этапы Творения. Арии Уриила и Рафаила более действенны и даже драматичны, в ариях же Гавриила сосредотачивается радость и идиллические образы. Такова, например, ария «Вот свежесть зелени пленяет». Хор «О Господа славе вещают небеса» своей монументальностью напоминает оратории Генделя.

Во второй части тоже немало звукоизобразительных моментов. В виртуозной арии Гавриила, повествующей о сотворении птиц, в пассажах кларнета можно услышать песню жаворонка, в прихотливой мелодии флейты – соловьиную трель. Когда же Рафаил говорит о сотворении животных, в оркестре слышится «рычание тигров». Ария Уриила, посвященная сотворению человека, основана на народной песне одной из областей Австрии – Бургенланда.

Третья часть оратории – наиболее краткая – живописует идиллическую картину семейного счастья, воплощенного в дуэтах Адама и Евы с их кантиленными мелодиями и виртуозными пассажами. Торжественный финальный хор заставляет вновь вспомнить о Генделе, вдохновившем Гайдна на создание оратории.

Первое исполнение «Сотворения мира» состоялось в Вене в марте 1799 г.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 447