Экскурсия по квартире Святослава Теофиловича Рихтера

квартира5

1 августа… Все любители классической фортепианной музыки знают эту дату как день ухода из жизни знаменитого пианиста Святослава Теофиловича Рихтера. Время стирает многие имена, но имя этого гениального исполнителя продолжает сиять на музыкальном Олимпе под названием «Его Величество Рояль» и, вне сомнения, будет сиять ещё долгие годы. Наверное, здесь уместно даже будет вспомнить слово ВСЕГДА – музыкальный мир ВСЕГДА будет чтить Святослава Теофиловича, любить и восхищаться его творчеством.

Осталось не только множество воспоминаний и публикаций о Святославе Теофиловиче, записей его исполнений. Остались дома, в которых он жил — их стены до сих пор хранят теплоту и дух своих обитателей.

В Москве квартира, где Рихтер провёл последние почти тридцать лет своей жизни, находится в доме № 2/6 по Большой Бронной улице. Музей-квартира Святослава Теофиловича входит в состав Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, очень внимательные сотрудники поддерживают в ней прекрасный порядок и трепетно заботятся о состоянии всех экспонатов. Я иногда бываю в этих стенах: в самом большом помещении музея проходят интереснейшие концерты, на которых выступают замечательные музыканты, и не только нашей страны. Позже мы поговорим о том, какую программу приготовили сотрудники музея Рихтера к новому сезону, а сейчас — прошу вместе со мной войти в дверь квартиры № 58-59 и окунуться в атмосферу, окружавшую великого пианиста. Научный сотрудник музея Надя Игнатьева проведёт для нас интереснейшую экскурсию. Постараюсь вкратце передать её рассказ.

Святославу Теофиловичу Рихтеру предложили переехать на Большую Бронную в 1969 году. Обычное типовое здание, скажете вы, но будете неправы: в том далёком году, когда  Москва не изобиловала высокими 16-этажными домами, подобное строение было пиком архитектурной моды! Но, естественно, не это прельстило Святослава Теофиловича. К концу 60-х годов замечательный пианист был на вершине славы и мог выбрать любую квартиру в самом престижном особняке, но открывшийся вид на Москву из окна квартиры на Бронной настолько восхитил его, что решение было принято совершенно определённо: да, жить только в этом доме. Но переезд состоялся спустя длительное время: надо было решить вопрос о дополнительной звукоизоляции помещения. Прежняя квартира Рихтера в профессорском доме в Брюсовом переулке имела колоссальную акустическую загруженность, поэтому проблема звукозащищённости жилья стояла весьма остро. Строители постарались на славу: объединили две квартиры в одну, значительно усилили пол, в самых больших комнатах сделали высоченные потолки, остальные помещения квартиры оставили низкопотолочными – необходимый эффект поглощения звуков был достигнут.

Все годы жизни С. Т. Рихтера вход в эту квартиру был со стороны половины Нины Львовны Дорлиак. Не секрет, что Святослав Теофилович временами не хотел отвлекаться на общение с людьми – творческий процесс был непрекращающимся, отсюда периоды необходимого затворничества. Все наиболее рутинные и бытовые вопросы решала Нина Львовна, она могла в некоторых случаях даже самых близких друзей отправить домой, если знала, что Рихтер не расположен к беседам.

Квартира РихтераНо к самой Нине Львовне, которая была профессором Московской консерватории, постоянно шли ученики. В кабинете, который служил репетиционным классом, до сих пор стоит рояль «Бехштейн», на стене – зеркало от пола в полный рост. На столике лежит маленькое зеркало на длинной ручке – это не прихоть или кокетство, а необходимый атрибут работы профессиональных вокалистов. Рихтер говорил Нине Львовне, что она своими занятиями со студентами в какой-то мере примирила его с ненавистными с детства гаммами и арпеджио. Эта комната половины Нины Львовны претерпела наименьшие изменения: мы видим старинный мебельный гарнитур, доставшийся Дорлиак от её матери Ксении Николаевны, бывшей фрейлины последней русской императрицы; на рояле – слепок руки друга Рихтера, пианиста Станислава Нейгауза, на стене – портрет самой Нины Львовны. Никакой вычурности, фальши – этим отличается обстановка квартиры Рихтера и Дорлиак. Рядом с репетиционной раньше была спальня Нины Львовны, теперь комната полностью переделана: на стенах только фотографии великого пианиста. Фотоэкспозиция правой стороны посвящена ставшему уже традиционным фестивалю «Декабрьские вечера» в Пушкинском музее, с левой стороны комнаты – фотографии выступлений Рихтера в разные годы жизни.

Перед половиной Святослава Теофиловича – комната, в которой внимание сразу привлекает портрет молодого Рихтера: таким он в двадцать два года приехал из Одессы в Москву, чтобы поступать в консерваторию в класс Генриха Густавовича Нейгауза. Жить юноше было негде, поэтому он спал у Нейгауза под роялем, а вот заниматься приходил к Анне Ивановне Трояновской. У неё в прежние времена была большая квартира на первом этаже дома в Скатертном переулке близ Никитских ворот, а после уплотнения осталась лишь одна комната в коммуналке. И в ней стоял рояль, подаренный Николаем Метнером перед отъездом в эмиграцию. Вот к этому-то роялю и прибегал молодой Рихтер в любое удобное ему время, а чтобы не беспокоить многочисленных соседей, стучал в окошко Анны Львовны условным знаком: это были первые такты «Скитальца» Шуберта.

Трояновская прекрасно рисовала, и именно она передала внешность молодого музыканта. На стенах квартиры много картин: работы Роберта Фалька (который  занимался с пианистом и отмечал в пейзажах Рихтера «удивительное ощущение света»), живопись любимых художников – Дмитрия Краснопевцева и Василия Шухаева. Альфред Шнитке писал о Рихтере: «Он исполнитель, он организатор фестивалей, он первый замечает и поддерживает талантливых молодых музыкантов и художников, он знаток литературы, театра и кино, он коллекционер и посетитель вернисажей, он сам художник, он режиссёр. Его темперамент сметает все препятствия, когда он одержим какой-нибудь идеей…».

Квартира РихтераГлавная комната квартиры сейчас служит концертным залом. Здесь стоят рояли музыканта – Steinway 38-го и 62-го годов, два старинных итальянских торшера, подаренные мэром Флоренции, зелёная кушетка, на которой Рихтер часто спал; на стенах много живописи, гобелен… Сейчас всё статично, а при жизни Святослава Теофиловича тут происходили бесконечные перестановки. Рояли часто меняли своё место – именно в этой комнате Рихтер занимался сам и репетировал с другими музыкантами, здесь устраивал прослушивания многочисленных пластинок, которые привозил с гастрольных поездок, проводил столь любимые им «машкерады». «Я кинематографист, но делаю кино пальцами» – так гениальный музыкант говорил о себе.

Квартира Рихтера

Фото Елены Билибиной

Перед кабинетом и спальней – проходная комната, в которой висят две куклы работы Резо Габриадзе. Это шаржи на Святослава Теофиловича и Ирину Александровну Антонову, которые художник подготовил к проводящемуся в Пушкинском музее капустнику. Рихтер и Антонова были большими друзьями, и именно по инициативе Ирины Александровны мы имеем счастье приходить на концерты «Декабрьских вечеров». Она узнала, что Рихтер организует музыкальные фестивали во Франции, называемые Музыкальными празднествами в Гранж де Меле под Туром (в Турене), и предложила создать подобное мероприятие в Москве. На вопрос «И где же его мы сможем провести?» Антонова ответила: «У нас в музее». Начиная с 1981 года в декабре в Москву съезжаются замечательные музыканты со всего мира, чтобы участвовать в этом празднике искусства.

Одна из комнат половины Святослава Теофиловича посвящена его родителям. Отец, Теофил Данилович, был замечательным органистом, выпускником Венской консерватории. Он обучил единственного сына музыкальной грамоте, когда тому было пять лет. Затем постоянные занятия с мамой, Анной Павловной, разучивание несложных пьес в четыре руки и мини-концерты в кругу семьи – так началась жизнь у маленького Светика. Но планы мальчика не были связаны с музыкой: юный Рихтер хотел быть драматургом, затем художником-декоратором или режиссёром. Музыка была так же необходима для жизни, как дыхание, ноты проглатывались с поразительной скоростью – это казалось естественным.

Впервые мысль о концертной карьере пришла во время приезда Давида Ойстраха. «Его концертмейстер Всеволод Топилин, — вспоминал Рихтер, — исполнил в первой части концерта — и блистательно исполнил — Четвёртую балладу Шопена. Раз это удалось Топилину, — подумал я, — отчего бы не попробовать и мне?». Окончательное желание играть сформировалось благодаря Нейгаузу. Позже Рихтер признавался: «Мне уже приходилось слышать Генриха Густавича Нейгауза во время одного из его приездов  в Одессу, и я просто влюбился в его манеру игры».  Итак, Учитель был найден. Именно к нему 1937 году Рихтер в возрасте двадцати двух лет уехал в Москву поступать в консерваторию. Нейгауз был удивлён появлением высоченного возрастного юноши в своём классе, но с присущей ему деликатностью попросил исполнить что-либо. Рихтер играл всё, что было у него в руках, и через десять минут Генрих Густавович произнёс: «По-моему, он гениален». Так встретились Великий педагог и Великий ученик.

Квартира РихтераФотография Генриха Густавовича стоит в секретере кабинета Рихтера, там же хранятся и самые ценные экспонаты музея: множество книг (хотя большая часть коллекции перенесена в архивы Пушкинского музея), ноты, письма от друзей, подарки от почитателей таланта музыканта из разных стран мира. Есть один экспонат, сделанный рукам самого Святослава Теофиловича: это игра «Путь пианиста», которую Рихтер нарисовал дважды. Типовая задумка – бросаются кубики и участники игры проходят путь от 1 до 75 – получилась очень оригинальной, выполненной в трактовке, возможной только для пианиста. Святослав Теофилович иногда доставал игровое поле и «путешествовал» по нему со своими друзьями. Лучшие представители российской культурной элиты собирались в этой квартире, и необыкновенная атмосфера царит в стенах и по сей день.

Обстановка квартиры поражает скромностью и рациональностью. Но если мы вспомним дом Рихтера в Тарусе, то поймём, что гениальный пианист был лишён склонности к претензионным интерьерам, им постоянно владело только творческое начало. «Для меня, например, подозрительно, если останутся гаражи, з?мки и много красного деревa…» – это слова Святослава Рихтера.

Творческий процесс продолжается в стенах квартиры Святослава Теофиловича и в наши дни. Первое полугодие в новом музыкальном сезоне будет посвящено 110-летию Шостаковича. Вот какой план концертов приготовили сотрудники музея во главе с их руководителем Юлией Де Клерк::

Сентябрь

14 сентября. Вечер камерно-инструментальной музыки (в программе Д. Шостакович и М. Вайнберг)
22 сентября. Старинные жанры в музыке XX века (в программе Д. Шостакович, С. Прокофьев, Г. Кассадо, А. Шнитке, И. Стравинский)
30 сентября. Дмитрий Шостакович и музыкальный Олимп ХХ века (в программе Д. Шостакович, А. Берг, П. Хиндемит, И. Стравинский, Б. Бриттен и Л. Бернстайн)

 

Октябрь

Открытие выставки к 110-летию Дмитрия Шостаковича

9 октября. Диалог во времени. Шостакович – Локшин
14 октября. Rusquartet представляет классику жанра
21 октября. Творческий вечер композитора Ираиды Юсуповой
29 октября. «Музыкальные рифмы». Дмитрий Шостакович и Георгий Свиридов

Ноябрь

9 ноября. Посвящение Дмитрию Шостаковичу
19 ноября. Вариации на контрапунктическую тему
23 ноября. Дмитрий Шостакович и ученики
30 ноября. Музыкальный авангард 1920-х: Pro et contra

 

Декабрь

10 декабря. Два гения: Малер и Шостакович
21 декабря. Сольный концерт Елизаветы Леонской

 

 

Вот и закончилась наша экскурсия. Огромная благодарность всем сотрудникам музея-квартиры за служение Великому музыканту.

 

Фото взяты с сайта

Мемориальной квартиры Святослава Рихтера

www.sviatoslav-richter.ru

 

Просмотров: 768