Борис Христов

(1914-1993)

Бориса Христова без преувеличения можно назвать уникальным певцом. Были во второй половине ХХ столетия и другие великие басы, многие из них отличались актерским дарованием, были среди них и выходцы из Болгарии – например, Николай Гяуров… Но именно Христов удостоился неофициального, но почетного звания «сердцеведа русской оперы».

Родина Бориса Христова – болгарский город Пловдив, но предки его происходили из Македонии. Музыкальные традиции в семье имели место – Христо Совечанов, дед певца, пел в церкви, и голос его был таков, что люди шли пешком десятки километров, чтобы послушать его. Борис Христов тоже начинал свой путь в церковном хоре, но делать пение своей профессией не собирался. Он стал юристом, но на досуге продолжал петь и даже выступал на концертах. На одном из них его услышал царь Борис III, и через некоторое время молодому человеку была назначена царская стипендия для обучения пению. Борис учится в Италии, затем в Зальцбурге.

Годы учения пришлись на Вторую мировую войну. Однажды Борис едва не погиб во время бомбежки, а в начале 1945 г. попал в трудовой лагерь. Жизнь там была не такой ужасной, как в концлагерях, но все же тяжелой. Молодому человеку удалось взять с собой несколько партитур, и он часто пел для товарищей по несчастью – в том числе и русские песни.

Бориса в числе других узников освободили французские солдаты. Узнав о его вокальных способностях, офицер попросил его спеть перед солдатами, а потом помог добраться до границы. После нескольких месяцев скитаний Христов добрался до Рима и встретился со Страччари, у которого учился прежде. Денег у Бориса не было даже на еду, но Страччари согласился учить его бесплатно.

В 1946 г. Христов дебютировал в Реджо-ди-Калабрия исполнением партии Коллена в «Богеме». Выступление чуть не сорвалось из-за воспаленного горла, но это не помешало певцу покорить публику – арию из IV акта пришлось трижды исполнить на бис. Не менее триумфальным было выступление в партии Пимена в «Борисе Годунове» в Риме, состоявшееся в 1946 г. С этого времени каждое новое выступление приумножало его славу. После исполнения сольной партии в «Реквиеме» Иоганнеса Брамса в Милане перед ним распахнулись двери «Ла Скала», более того – певцу предоставили право самому выбрать партию для своего дебюта. Христов пел Пимена.

Вскоре он пел Бориса Годунова в «Ковент-Гарден», короля Филиппа в «Доне Карлосе» в «Маджо Фиорентино». Его репертуар расширялся с головокружительной быстротой. Обычно певцы подбирают партии под свой голос, но Христов владел редким искусством – он мог «подбирать голос под партию», за что удостоился у критиков прозвания «вокального хамелеона»: его бас мог быть «легким» в партии Лепорелло, мрачным в образе Мефистофеля… Такие вокальные «трансформации» дополнялись великолепной актерской игрой. Тито Гобби, вспоминая об исполнении Христовым роли короля Филиппа, задавался вопросом: не было ли у него какой-то личной вражды с Франко Корелли? Слишком уж реалистично скрещивали шпаги бас и тенор в третьем акте «Дона Карлоса»…

Многие великие певцы выступали на сцене «Метрополитен-опера» в Нью-Йорке, но Христов не пел там никогда. Приглашение в этот театр он получил в 1950 г., но в разрешении на въезд в США ему было отказано – ведь он был болгарином, а Болгария принадлежала к советскому блоку… Христов остался в Италии и вместе с Марией Каллас принял участие в записи «Парсифаля» на Римском радио (он исполнил партию Гурнеманца). В США он все же выступил в 1956 г., в Опере Сан-Франциско, но приглашений от «Метроплитен-опера» больше не принимал.

Блестящая карьера исполнителя была неожиданно прервана в 1964 г. – певец перенес инсульт. Врачи предрекали инвалидность, но благодаря незаурядной силе духа Христову удалось восстановиться полностью. Он был готов вернуться на сцену – но после такой тяжелой болезни ни один театр не решался его пригласить. Наконец, он получает приглашение от «Ковент-Гарден». Его новая сценическая жизнь начинается с исполнения партии Бориса Годунова.

Борис Христов исполнил немало басовых партий в операх Джузеппе Верди: Фиеско, Аттила, Захария в «Набукко», Сильва в «Эрнани», но с не меньшим совершенством проявился его талант в русской опере: Иван Сусанин, Досифей, Иван Грозный, хан Кончак, Владимир Галицкий. Соприкасался он с творчеством русских композиторов и в концертном репертуаре, исполняя романсы Глинки, Римского-Корсакова, Бородина, Чайковского, особенно же близки были ему романсы Мусоргского.

Творчество Бориса Христова не ограничивалось оперой и камерным репертуаром – ведь начинал-то он петь в церковном хоре! К этой области музыки он возвращался и в зрелые годы. В 1976 г. им были записаны русские и болгарские духовные песнопения с хором Собора св. Александра Невского в Софии. И это было не просто соло в богослужебной музыке – пение Бориса Христова звучало как подлинная молитва. Для многих людей в Болгарии и в СССР путь к православной вере начался с этой грампластинки.

Последний концерт Бориса Христова состоялся в 1986 г. в Риме, после этого он оставил сцену. Христов умер в 1993 г. Певец похоронен в Соборе св. Александра Невского в Софии.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 86