Что смотреть в январе. Часть 2.

Японское кино категории «B» в Гараже

С 17 по 28 января состоится еще одна бесплатная программа, посвященная малоизвестным шедеврам мирового кинематографа. В данном случае ни о каких преувеличениях речь идти не может – вы вряд ли когда-либо еще увидите эти фильмы, тем более на большом экране.  Если кого-то смущает титул «Категория B», спешим напомнить, что именно им в момент выхода, был награжден фильм Орсона Уэллса «Печать зла», впоследствии внесенный в  Национальный реестр фильмов Соединённых Штатов Америки.

Японский кинематограф довольно быстро преодолел посттравматический синдром, вызванный поражением в войне, десакрализацией императора, американской оккупацией и прочими прелестями жизни. К 70-м годам, кроме «кинематографической знати», вроде Куросавы, Мидзогути и Одзу, в Японии сформировалось гигантское количество самобытных кинематографических сословий, в которых жанры, как в булгаковских инкубаторах, превращались из куриных яиц в «роковые».

В Японии монстров любили издавна, вспомнить хоть «Сон женщины» Хокусая. Так что Годзилла и вся его Кайдзю-братия в какой-то степени были наследниками соответствующей этимологии в N–цатом колене. Не все знают, что вселенная Годзиллы пережила три «эпохи», за которые обросла собственным Олимпом. И уж точно мало кто видел воочию монстра Гирару.

Кадр из фильма «Атака на саммит Большой восьмерки»

В 1967 году про него уже был снят один фильм, и вот, стараниями режиссера Минору Кавасаки (в послужном списке имеется фильм про Коалу среди людей), он обретает вторую жизнь в фильме «Атака на саммит Большой восьмерки» 2008 года выпуска. Этот фильм и откроет программу, – и в таком решении чувствуется особая дерзость организаторов. Спецэффекты «Атаки» предельно дешевые, монстры нарочито нелепые, сюжет абсолютно абсурден. На подобные стилистические приемы давно уже существуют ярлыки вроде «кэмп», «примитивизм», «наивное искусство» и т.д. Однако для зрителей и создателей подобного кино оно является эдаким актом магического реализма, воплощающим в жизнь самые невероятные идеи, приходящие в голову в момент досуга.

Этим и замечательна программа фестиваля – возможностью осуществить сдвиг, если не по фазе, то хотя бы по окружности представлений о том, какое в мире бывает кино. Сложно придумать, что может быть актуальней подобной перспективы в свете того, насколько суконной и «головной» является вся «фантазийная», якобы противопоставляющая себя интеллектуальной, продукция современной развлекательной индустрии.

Особое внимание советуем уделить фильмам «Тэцуо, железный человек» и «Счастье семьи Катакури».

«Счастье семьи Катакури»

«Счастье семьи Катакури» – это один из самых ярких фильмов режиссера Такеси Миике, чей редкостный космополитизм позволяет ему работать во всех мыслимых направлениях жанрового кино. Когда-то Фридрих Шиллер оказался на редкость раздосадован, когда понял, что вся мировая драматургия строится на вариациях около 30 сюжетов. Такие режиссеры, как Миике, находят средства развеять печаль подобных откровений: «Семья катакури» – это одновременно фильм ужасов, комедия, триллер, мюзикл, и даже мультипликация. Сюжет повествует об одной семье, решившей открыть отель, но случайно убившей первого же гостя. Постепенно подобное «гостеприимство» становится для семьи традиционным…

«Счастье семьи Катакури»

«Тэцуо, железный человек» в свое время стал первопроходцем в жанре кибер-панк от кинематографа. Эта лента, повествующая о превращении человеческой плоти в металл, сделана полностью вручную, за считанные йены. Безудержная фантазия в будущем одного из самых поэтичных и интеллектуальных авторских режиссеров Востока Синьи Цукамото, богатая как на стилистические выдумки, так и на откровенно шизоидные повороты сюжета, позволила «Тэцуо» обрести славу настоящего культового кино.

Кадр из фильма «Тэцуо»

Этот фильм можно охарактеризовать как секс-индустриальную патологическую оперетту, воспевающую связь гуманистического с техническим. Метаморфоза главного героя – это своего рода символ перехождения эонов – из индустриальной эры в постиндустриальную, наглядная, за счет демонстрации на человеческом материале, конвульсирующем и живом. Здесь важно отметить, насколько чутко Цукамото относится к психологическому восприятию человека.

Кадр из фильма «Тэцуо»

Цукамото уверен: даже у такого страшного чудовища, как современный человек, есть своя музыка, которую слышно даже сквозь грохот, с которым поступь цивилизации разрушает свои ранние достижения, в том числе, предыдущие образцы homo sapiens.

Кадр из фильма «Тэцуо»

Стремительность, с которой эпохи сменяют друг друга, порождает гиперчувствительность, и превращает любого среднестатистического неврастеника в монстра цивилизации. Масштаб фантазия Цукамото именно и обусловлен тем, что его герой таковой лишен начисто. В итоге, именно для самого незамысловатого обывателя синтез психологии с техникой оборачивается самыми неожиданными последствиями.

https://garagemca.org/ru/event/garage-screen-japanese-b-movies

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 37