Оратория

 

оратория«Кто там шагает правой? Левой, левой, левой!» – слушая эту решительную «команду» из «Патетической оратории» Георгия Васильевича Свиридова, трудно поверить, что когда-то этот жанр родился в отчаянной попытке противопоставить нечто духовное и возвышенное чему-то земному и «греховному»… Мы говорим о рождении оратории.

XVI-XVII века выдались нелегкими для католической церкви: набирало силу новое религиозное течение – протестантизм, для сохранения паствы нужно было изобретать нечто новое. Одним из новаторов стал итальянец Филипп Нери, впоследствии канонизированный: он предложил единоверцам то, что привлекало современников у протестантов – встречаться, обсуждать отрывки из Священного писания, исполнять духовную музыку… Такие встречи назывались ораториями (от латинского слова oratio, что значит – речь), благодаря им зародилось общество ораторианцев. Его члены занимались различными богоугодными делами – помогали бедным, проповедовали слово Божье… и, разумеется, настороженно относились ко всему, что могло представлять угрозу для христианской веры. В XVII столетии они усмотрели такую угрозу в лице новорожденного музыкального жанра – оперы (церковь всегда недолюбливала театр, особенно если на сцену выводились языческие античные боги). Бороться с оперой с помощью репрессий было бы бесполезно – да и не в стиле ораторианцев были такие методы, и они пошли другим путем, более разумным: решили противопоставить опере нечто похожее, но иное.

Так родился жанр, названный – по наименованию общества – ораторией. Можно сказать, что реакция оказалась очень оперативной: самая первая оратория – «Представление о душе и теле» (создал ее итальянский композитор Эмилио де Кавалиери) – была исполнена еще до конца 1600 года, в котором состоялась премьера первой оперы. Задуманная как противовес опере, оратория во многом была подобна ей, она тоже состояла из арий, ансамблевых и хоровых номеров, соединяемых речитативами. Но другие черты противопоставляли ораторию ее «сопернице»: оперы того времени обычно были трехактными – оратории состояли из двух частей, оратория – в противоположность опере – предназначалась не для постановки в виде спектакля, а для концертного исполнения, а тематика ее была исключительно духовной (никаких греческих богов и римских императоров!).

Смогла ли оратория стать достойной «соперницей» оперы? Пожалуй, смогла – но не так, как представлялось ораторианцам: во время постов оперные спектакли были запрещены – и публика с удовольствием слушала оратории… Этот жанр не вытеснил оперу, а стал вровень с нею, пошел своим путем. Уже в XVII столетии в Италии выделились две разновидности оратории – «латинская» и более демократичная «вульгарная» («простонародная»).

Черты оратории приобрел духовный жанр – пассионы («страсти»), драматизированное музыкальное повествование о последних днях земной жизни Христа. Пассионы по всем четырем Евангелиям создал немецкий композитор Генрих Шютц, который считается основоположником оратории в Германии, написал он и другие сочинения в этом жанре (тоже духовного содержания). Но вершиной жанра пассионов справедливо считаются творения Иоганна Себастьяна Баха.

Зародившись в Италии, оратория в этой стране пришла в упадок в начале XVIII столетия – зато за пределами Италии для нее наступает «звездный час». По иронии судьбы, связано это было с творчеством композитора-протестанта – Георга Фридриха Генделя, создавшего в этом жанре тридцать два произведения. Он нередко использовал библейские сюжеты («Саул», «Иуда Маккавей», «Самсон», «Мессия»), но не только их – есть у него сочинения и светские («Веселость, задумчивость и умеренность») и на сюжеты из античной мифологии («Геракл»). Оратории Генделя отличаются эпической монументальностью, важную роль в них играет хор, которому отводится и роль рассказчика (от солиста в этой роли Гендель отказался), и активного участника событий, даже сольные партии нередко сочетаются с хоровой фактурой (в виде арии с хором).

Новые возможности оратории открывает XIX век – оказывается, она может быть не только величественной и возвышенной, но и лирической! Это качество проявляется даже там, где композитор, казалось бы, следует традициям Генделя – например, в «Илии» Феликса Мендельсона-Бартольди.

Композиторы ХХ века тоже не оставляли ораторию без внимания, задумываясь о вечных вопросах бытия («Бесконечное» Пауля Хиндемита», «Крики мира» Артюра Онеггера). Парадоксальным явлением стало сближение оратории и оперы – появляются оперы-оратории, которые допускают и концертное исполнение, и сценическую постановку (например, «Царь Эдип» Игоря Федоровича Стравинского).

Русские композиторы не уделяли оратории особого внимания до ХХ века, но в Новейшее время появляется немало таких произведений: «На страже мира» Сергея Сергеевича Прокофьева, «Песнь о лесах» Дмитрия Дмитриевича Шостаковича, «Нагасаки» Альфреда Гарриевича Шнитке, сочинения Юрия Александровича Шапорина… Особенно важную роль играла оратория в творчестве Георгия Васильевича Свиридова, создавшего на этой ниве такие шедевры, как «Пушкинский венок» и «Патетическая оратория».

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 60