Мета Зайнемейер – немилосердная судьба

Колонка Евгения Цодокова

М.Зайнемейер

В один из июньских дней 1928 года в Дрезден из Милана примчался на своей машине Артуро Тосканини. Вот как об этом событии вспоминает знаменитый дирижер Дрезденской оперы Фриц Буш: «[Тосканини] нежданно-негаданно объявился в Дрездене, чтобы присутствовать на спектакле вердиевской «Силы судьбы», совершенно забытой тогда в Германии и подготовленной мной в новой редакции с несколько свободным, но очень поэтичным переводом Франца Верфеля. Тосканини собственно потому приехал послушать у нас эту оперу, что она имела в Дрездене необычайный успех, в то время как в Италии, по его словам, сколько он ни пытался ее исполнять, она неизменно терпела полное фиаско». Далее Буш иронично напоминает о «плохой» репутации этой оперы, приносящей несчастья тем, кто ее исполняет, – «каждый итальянец считал, что эту оперу сглазили, и открещивался от “порчи” всей пятерней». Действительно, множество фактов свидетельствуют об этом поверьи – от апоплексического удара либреттиста Франческо Пьяве, взявшегося за переделку либретто к миланской постановке оперы, до скоропостижной смерти выдающегося баритона Леонарда Уоррена на сцене Метрополитен во время исполнения партии Дона Карлоса. И тут в Дрездене Тосканини постигла неудача – исполнительница главной роли Леоноры Мета Зайнемейер заболела, и спектакль пришлось отменить. Как мы увидим ниже, немилосердный удар судьбы не миновал и ее – героиню нашего рассказа.

Кто же такая эта Зайнемейер, которой не нашли замены? Послушаем еще раз Фрица Буша, весьма строгого музыкального судью: «В лице незабываемой, к несчастью очень рано умершей, Меты Зайнемейер мы располагали выдающейся исполнительницей Леоноры, равно как и остальных эмоционально насыщенных лирико-драматических партий в операх Верди». И далее добавляет, что ее голос отличался «несравненной одухотворенностью, тем, что многие называют слезами в голосе. Нельзя было выбрать лучшей эпитафии для надгробия Меты Зайнемейер, чем последние слова «Силы судьбы»: “Душа живет“»…

М.Зайнемейер в роли Леоноры

Прожившая всего 33 года, немецкая певица успела сделать многое в своей короткой карьере, начавшейся в 1918 году в берлинской Немецкой опере. Она прекрасно пела не только итальянские партии, но и немецкий репертуар (Моцарт, Вагнер, Рихард Штраус), отличилась также, как Маргарита в «Фаусте», как Лиза в «Пиковой даме». Наряду с Дрезденской оперой, которой она оставалась верна всю свою жизнь, артистка блистала и на других мировых сценах – в Берлинской и Венской операх, в Ковент-Гардене, в аргентинском театре «Колон». Во время ее грандиозного американского турне 1923 года строгие местные критики захлебываясь от восторга отмечали тонкое «мастерство филировки звука», потрясающую интонацию, где «каждая нота была жива точной эмоцией, которая была полностью выражена». Сам Умберто Джордано – автор «Андре Шенье», – прослушав артистку в роли Мадлен, воскликнул: «Во всей Италии нет такого великолепного женского голоса, как голос Зайнемейер»!

Но главной исторической заслугой Зайнемейер, во всяком случае, в ее отечестве, стал так называемый «вердиевский ренессанс» в Германии. Во многом благодаря певице лучшие образцы вердиевской музыки, до того заслоненные национальными оперными шедеврами, – «Аида», «Бал-маскарад», «Сила судьбы», «Трубадур», «Отелло» – стали вновь популярными и востребованными на немецкой земле.

Премьера «Силы судьбы», о которой шла речь в начале нашего повествования, состоялась 20 марта 1926 года. Достойным партнером Зайнемейер в партии Альваро выступил замечательный хорватский тенор Тино Паттиера, заслуживающий отдельного рассказа. Для дрезденской премьеры австрийский писатель Франц Верфель, автор нашумевшей книги «Верди. Роман оперы», опубликованной в 1924 году, написал новую немецкоязычную версию либретто.

 

Большой ценитель вердиевского искусства, Верфель после премьеры подошел к Зайнемейер со словами: «Я должен сказать, что сегодня вы совершили великий певческий подвиг! Более теплого голоса не существует на немецкой сцене. Ваша кантилена прекрасна. Ария мира [«Pace, pace…»] в полной достоинства и удивительно красивой трактовке была глубоко трогательной. Я думаю, сам Верди испытал бы радость от такого пения»!

М.Зайнемейер и Ф.Вайсман. 1929. Последнее фото певицы.

 

Судьба была немилосердна к Мете Зайнемейер – она скончалась от неизлечимой лейкемии 19 августа 1929 года в Дрездене. В некрологе, опубликованном в «Новой прусской газете», описаны ее последние часы: «Ей сделали переливание крови, которой пожертвовал ее друг. Но это не помогло, и она умерла тем же вечером, между 7:30 и 8:00». Рядом от больничной койки Меты не отходил ее муж, дирижер Фридер Вайсман, переживший свою супругу на 55 лет…

К сожалению, в те годы еще не было распространенной практики полных записей опер и оперных спектаклей, эта индустрия расцвела чуть позже – на рубеже 30-х годов. Поэтому творчество Зайнемейер дошло до нас только в виде отдельных оперных арий и сцен. Давайте послушаем в ее исполнении Мелодию Леоноры на итальянском языке. Запись 1927 года. Дирижер Фридер Вайсман. Оркестр Берлинской государственной оперы.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Все права защищены. Копирование запрещено.

Просмотров: 400