Курентзис между Аполлоном и Гермесом

В пресс-релизе, подготовленном к мартовскому концерту в Большом зале Московской консерватории, Теодор Курентзис охарактеризован как «человек с повадками мессии». Сколько я ни пытался разглядеть в нём «спасителя музыки от грехов исполнительских», но увидеть в этой сумрачной фигуре аналог Христа мне не удалось. А вот колдуна, или, если угодно, экстрасенса — запросто. Тут и взгляд, и манера одеваться во всё чёрное (за редким исключением), и аура таинственности, переходящей от самого Курентзиса на рождение музыки под его управлением, и многое другое.

Программа до последнего момента держалась в секрете, заставляя публику ломать голову над тем, что же такое особенное готовит Кумир своим поклонникам (некоторой части публики и после концерта пришлось гадать о том, что там прозвучало). В афише был заявлен скрипач (Айлен Притчин), следовательно публика могла ожидать исполнение какого-нибудь, скажем, второго концерта Чайковского для скрипки с Курентзисом, неожиданно обнаруженного в архивах Пермского театра, и что-то вроде мировой премьеры полной, четырёхчастной версии «Неоконченной» симфонии Шуберта, специально дописанной духом композитора для московского концерта. Как минимум! Но нет. Прозвучал Второй концерт для скрипки с оркестром Прокофьева и Седьмая симфония Бетховена. Безусловно, гениальная музыка, но, если честно, не нуждающаяся в интриге.

Публика, пришедшая на концерт с засекреченной программой, могла руководствоваться двумя причинами при покупке билета: 1) слушатели доверяют вкусу дирижёра; 2) публике безразлично что слушать, главное «сходить на Курентзиса». Второй пункт заставляет задуматься о некоторых вещах, без которых жизнь музыки невозможна, но которые, в то же время, частенько вызывают не самые приятные эмоции у музыкантов, от лёгкого пренебрежения до откровенного презрения.

***

Даже в такой закрытой области, как классическая музыка, иногда приходится прибегать к помощи сторонних средств, чтобы эта музыка зазвучала, слушатели оторвались от интернета и пришли в концертный зал или театр, а исполнители получили бы достойную оплату.

Паганини был гениальным скрипачом и композитором. Но смог бы он достичь такого колоссального успеха, если бы не слухи о связях с дьяволом, «демоническая» внешность и легенды о струнах из кишок убитой им любовницы? Лист — ещё один гений своего времени, но был бы он тем коммерчески успешным исполнителем и композитором, если бы агенты не подготавливали публику к приезду Листа в новый город рассказами о его триумфах, а специально обученные дамы не падали при нём в обмороки, не собирали кофейную гущу в стеклянные флаконы, чтобы хранить их на груди и не коллекционировали пепел с его сигар, раздувая таким образом истерию вокруг его имени?

Умение продавать свой талант стоит не меньше, чем сам талант, а когда речь заходит о продажах, то приходится жить не по законам искусства, а по тем же правилам, которые регулируют сбыт товаров на рынке.

Вы видите не полный текст статьи. Оформите подписку, чтобы увидеть материал целиком.
Вы можете прочитать текст не оформляя подписку. Оплатите доступ к материалу на одни сутки.

Я уже подписчик. Войти
Просмотров: 1 645