Как поразительное сотрудничество Фонтейн и Нуреева превратили балет «Маргариту и Армана» в икону

Lyndsey Winship

Уникальный магнетизм этой пары поднял балет Аштона на такой уровень, что он стал недосягаемым для других танцовщиков. И только относительно недавно такое положение дел изменилось.

Как поразительное сотрудничество Фонтейн и Нуреева превратили балет «Маргариту и Армана» в икону

Фредерик Аштон, Марго Фонтейн и Рудольф Нуреев во время репетиции.
Фото Дональда Саутерна, Королевская опера, 1962 г.

Могут ли какие-либо роли «принадлежать» каким-то конкретным артистам? Действительно ли некоторые балеты так связаны внутренне, по всей сути, со своими первыми исполнителями, что других танцовщиков пугает сама возможность «влезть в их туфли»?

Такая мысль может посетить вас, когда речь заходит о «Маргарите и Армане» Фредерика Аштона. Аштон создал этот одноактный балет в 1963 году для Марго Фонтейн и Рудольфа Нуреева, в самом начале их яркого сотрудничества. Балет стал «стартовой площадкой» для прославленной пары, и до тех пор, пока были живы Фонтейн и Нуреев, больше никто его не исполнял.

История этого балета началась в 1961 году, когда Аштон озадачился поисками новой роли для Фонтейн. И в том же году ослепительно талантливый молодой советский танцовщик Рудольф Нуреев бежал на Запад. В то время никто даже не мог предположить, что эта пара сложится настолько безупречно.

Аштон обдумывал балет, рассказывающий историю Маргариты Готье, героини романа «Дама с камелиями» Александра Дюма (сына знаменитого автора «Трёх мушкетёров»). Роман, написанный в 1848 г. (и позже переделанный в пьесу), рассказывал о куртизанке Маргарите, которая страстно полюбила молодого Армана, чей отец всячески препятствовал их роману. Маргарита, умирая от чахотки, только на смертном одре смогла воссоединиться со своей истинной любовью. Эта история, полная сожалений и раскаяния, также вдохновила Верди на создание оперы «Травиата».

Но что станет музыкальной основой балета? Однажды вечером 1962 г. хореограф услышал по радио Сонату си минор Листа – и балет тут же возник перед его внутренним взором. Изучая эту историю, хореограф обнаружил, что у Готье был прототип – Мари Дюплесси, у которой в конце её жизни были любовные отношения с Листом. Аштон увидел в этом больше, чем просто интуицию.

Состоялось пятнадцать репетиций балета. Нуреев получил травму ноги – это притормозило процесс, и дату премьеры пришлось перенести. Премьера состоялась в марте 1963 года (сценография и костюмы — Сесил Битон). Больше, чем на сюжете, Аштон сделал акцент на самой сути истории, максимально сконцентрированной, «словно пилюля» – как сказал он Александру Бланду из The Observer. «Но мне бы хотелось, чтобы она была достаточно сильнодействующей, чтобы убить».

Готовый балет был связан с природным артистическим талантом Фонтейн, его суть была не столько в хореографии, сколько во взаимодействии, в характерах и в магнетизме двух влюблённых персонажей: необузданное обаяние пылкого 24-летнего Нуреева словно захлестнуло волной страсти и свободы уравновешенную 43-летнюю английскую балерину.

В биографии Аштона «Тайные музы», написанной Жюли Кавана, автор рассказывает, как пара увлекалась отчаянными подъёмами в па де де, когда Нуреев бросал Фонтейн по всей студии. Фонтейн вспоминала «электрическую бурю эмоций», царившую в студии. Каждый из танцовщиков открывал в своём партнёре нечто особенное.

В вечер премьеры балет вызвал самую восторженную реакцию публики, артистов вызывали на поклон двадцать один раз. Этот балет стал визитной карточкой пары, его представляли по всему миру.

Некоторые ставили под сомнение ценность самого балета, без исполняющих его звёзд – Надя Нерина назвала его «китчем». В то же время другие танцовщики, среди которых Сильви Гиллем и Николя Ле Риш, Тамара Рохо и Сергей Полунин, Зенаида Яновски и Федерико Бонелли, доказали, что большее значение имеют Маргарита и Арман, чем их первые исполнители.

Для нового поколения танцовщиков и зрителей возникновение балета стало частью его истории, но не жизненной основой. Мы спрашиваем уже не о том, соревнуются ли танцовщики с Фонтейн и Нуреевым, а о том, как воплощают страсть, драму, притяжение и обречённую любовь Маргариты и Армана.

 

Текст является переводом статьи, размещённой на сайте ROH. По договорённости с театром текст даётся в точной редакции автора статьи, имя которого указано в тексте перевода. За все неточности и ошибки в тексте «Музыкальные сезоны» ответственности не несут.

 

Источник: roh.org.uk

Перевод: Светлана Усачёва

 

Копирование запрещено

 

Просмотров: 105