Дариус Мийо. «Огненный замок»

Дариус Мийо. «Огненный замок»Вторая мировая война оставила неизгладимый след не на каких-то отдельных странах, а на всем человечестве. Ее «эхо» вновь и вновь возникало в многочисленных художественных произведениях – романах и стихах, кинофильмах и драмах, операх и симфониях… Мы расскажем о произведении французского композитора Дариуса Мийо, которое отразило одну из самых ужасающих страниц истории Второй мировой войны – о кантате «Огненный замок».

Литературной основой кантаты послужила небольшая драматизированная поэма Жака Кассу. Этот французский поэт был участником Сопротивления. Его поэма, которая привлекла внимания композитора, лишена конкретного места и времени действия, а персонажи не имеют имен (в произведении действуют Путник, Добрая женщина и другие абстрактные фигуры), но смысл повествования очевиден: «огненный замок» – это печи крематориев в фашистских лагерях смерти, где погибли тысячи людей.

Поэма начинается диалогом Путника и Доброй женщины: «Скажи мне, Добрая женщина, что это за стены, которые хрипят и кричат? – Это замок огня, Путник. – Скажи мне, Добрая женщина, что это за шествие, печальное шествие, идущее по дороге? Что за странники в лохмотьях и цепях? – Это свободные люди, Путник…» Центральный раздел поэмы – диалог между Хором жертв и Страшным голосом. Этот персонаж – обобщенный образ палачей – приказывает жертвам отдать свои руки, глаза, детей, а затем «войти и сгореть». Этот страшный диалог обрамляется строфами Хора, роль которого сопоставима с ролью хора в древнегреческой трагедии – но в данном случае речь идет не просто о комментировании событий, а об изложении главных идей поэмы: «Без имени, без лица, без одежды, нагие, мы входим в наше последнее царство. Откройте двери!» Но в последних строфах поэмы звучит надежда: «В весеннем пламени смерть торжествует над смертью… В музыке пламени победа воспевает победу».

В поэме Кассу можно усмотреть нечто общее с пассионами: здесь тоже разворачивается повествование о страданиях и смерти, тоже звучит идея торжества над смертью, роль Путника и Доброй женщины сопоставима с ролью Евангелиста в пассионах. Казалось бы, сама структура поэмы подсказывала структуру музыкального произведения, в котором участвуют хор и солисты, но Дариус Мийо поступает иначе: в кантате «Огненный замок» звучит исключительно хоровое пение от имени всех действующих лиц, мы словно слышим голос всего человечества – ведь речь идет о событиях, которые коснулись каждого (кантата создана в 1956 г. – со времени завершения войны прошло относительно немного времени). Хоровое пение сопровождает необычный оркестр – из его состава исключены инструменты, звучание которых наиболее близко к человеческому голосу – альты и скрипки.

Мрачность кантаты подчеркнута приемом жанрового обобщения – через все произведение проходит ритм траурного марша. В этом ритме на пересечении линий фактуры возникают диссонирующие созвучия, которые становятся все более резкими по мере уплотнения фактуры во вступлении, подводящем к диалогу Доброй Женщины и Путника. Вступлению хора предшествует энергично «взлетающая» инструментальная фраза, завершающаяся скачком на септиму, и изломанный нисходящий пассаж. Этот мотив, исполненный душевного смятения, многократно возникает, сопровождая последующий диалог. Фразы хора в этом разделе сочетают вокальную природу с декламационностью, их выразительность усиливается тембровыми соотношениями: слова Доброй женщины излагает женская группа хора в высоком регистре, фразы Путника отданы мужскому хору.

Следующий раздел излагается в ми-бемоль миноре – со времен Иоганна Себастьяна Баха эта тональность считается одной из самых трагических, но не только тонально второй раздел контрастирует ми-минорному первому. Если в предшествующей диалогической сцене хор выступал от лица индивидуальных (хотя и обобщенных) персонажей, то здесь звучит именно хор с многоголосной фактурой. Глубокая скорбь слышится в хроматическом движении параллельных трезвучий. По мере развития фактура усложняется, насыщаясь полифоническими элементами и политональными наложениями. В кульминации – на словах «Откройте дверь!» – в оркестре настойчиво повторяется мотив, напоминающий заклинание.

Самый драматичный раздел – диалог Страшного голоса и Узниц. Первый персонаж охарактеризован механически повторяющейся фразой, один из мотивов которой основан на изломанном пассаже, знакомом нам по первому разделу (но здесь он становится восходящим), а второй – на безжизненной интонации увеличенного септаккорда. Оба мотива звучат в оркестре в сочетании с «пустыми» квинтами, и на этом фоне трижды – подобно заклинанию – звучат приказы: «Отдайте ваши руки! Отдайте ваши глаза! Отдайте ваших детей!». Узницы отвечают мягкой, отрешенно звучащей триольной мелодией. И смысловая, и музыкальная кульминация приходится на слова «Входите и сгорайте!» Оркестровое заключение кантаты перекликается со вступлением.

Кантата «Огненный замок» – страшная и величественная дань памяти жертв концлагерей, среди которых были родственники и друзья Дариуса Мийо.

Все права защищены. Копирование запрещено

 

Просмотров: 89