Арнольд Шёнберг вошел в историю музыкального искусства как композитор-реформатор, создатель серийной техники и додекафонии. Однако, к этим новым техникам он пришел не сразу. Первым шагом был отказ от тональности, которая так долго служила организующим началом в музыке. Создание новой системы, способной заменить ее, потребовало некоторого времени, тем не менее, музыкальная ткань атональных произведений нуждалась в неком организующем начале. Функцию такого начала мог выполнять литературный текст, и потому он играет важную роль в первых атональных сочинениях Шёнберга – монодраме «Ожидание» и вокальном цикле «Лунный Пьеро», созданном в 1912 г., который сам композитор определил как «трижды семь стихотворений».
В качестве литературной основы Шёнберг избрал дебютный сборник бельгийского поэта-символиста Альбера Жиро. Заглавие «Лунный Пьеро» очень метко характеризует образное содержание и стихов Жиро, и сочинения Шёнберга: луна – один из излюбленных образов искусства романтизма, а Пьеро – один из персонажей итальянской комедии масок, вечно проливающий слезы, но вызывающий скорее смех, чем сочувствие. Таким образом, речь идет о пародии на романтическую лирику – но лирика и пародия оказываются настолько взаимосвязанными, что нелегко понять, где заканчивается одно и начинается другое. Такое произведение идеально отражало дух эпохи, в которую оно создавалось: крушение прежних идеалов, брожение умов. Пьеро в данном случае – это именно «маска», за которой скрывается глубочайшее разочарование в жизни и мире, пришедшее на смену романтическому мировосприятию.
В стихах Альбера Жиро использована поэтическая форма «рондель». В каждом стихотворении – тринадцать строк, причем седьмая и заключительная являются повторением первой, а восьмая почти точно (с заменой некоторых слов) воспроизводит вторую. Казалось бы, это должно было подсказать композитору музыкальную форму, однако Шёнберг не идет проторенными путями. Более того – он вообще разрушает привычное представление о камерно-вокальном жанре. Вокалиста сопровождает инструментальный ансамбль, в котором задействованы флейта, флейта-пикколо, кларнет, бас-кларнет, скрипка, альт, виолончель и фортепиано, но состав ансамбля меняется от номера к номеру. Особенно необычной кажется вокальная партия: композитор требует от певца, чтобы тот… не пел. Но и мелодекламацией это назвать нельзя: композитор все-таки задает высоту звука, но указывает ее приблизительно: вокальная партия записана на нотном стане, но не на пяти линейках, а на трех (впрочем, в 1950 г. Шёнберг записал вокальную партию «Лунного Пьеро» по-иному – на одной линейке). Так родился новый вид вокальной декламации – Sprechgesang (речевое пение). Но хотя такое исполнение не предполагало определенной звуковысотности, ритм следовало выдерживать точно. Sprechgesang представляет собой нечто среднее между литературным текстом, положенным на музыку, и выявлением музыкальности литературного текста, но не может быть сведено ни к тому, ни к другому «в чистом виде».

Вы видите не полный текст статьи. Оформите подписку, чтобы увидеть материал целиком.
Вы можете прочитать текст не оформляя подписку. Оплатите доступ к материалу на одни сутки.

Я уже подписчик. Войти