Антонин Дворжак. Симфония № 8 соль мажор

В жизни каждого человека наступает момент, когда возникает потребность задуматься о вечных вопросах бытия – об отношениях человека с обществом, с природой, с родиной. Для Антонина Дворжака такой период наступил в конце 1880-х гг. Подобные мысли получают воплощение в ряде произведений – в том числе и в Симфонии № 8 соль мажор.

Над этим произведением композитор работал с большим увлечением: сделав первые наброски в конце августа 1889 г., он завершил симфонию в начале ноября. Вероятно, столь интенсивной работе способствовало ощущение счастья – ведь это был один из относительно безоблачных периодов в жизни композитора: его музыка получила признание и в Чехии, и за ее пределами, композитор много гастролировал, гонорары позволили ему приобрести дом в деревне Высокой, расположенной в горах Южной Чехии. Проводя там лето, Дворжак наслаждался красотой природы и общением с простыми людьми. Условия для работы были самыми благоприятными.

Восьмую симфонию иногда именовали «Английской», поскольку ее первое издание осуществилось в Лондоне, но к ее образному содержанию это не имеет никакого отношения. Работая над нею в Высокой, Дворжак воплотил в симфонии образ родины. Тема родины предстает здесь в различных преломлениях – наслаждение красотой родной природы, картины народного быта, размышления о славном прошлом. Лирико-эпическая по своей природе, Восьмая симфония насыщена пасторальными и жанровыми музыкальными образами, но есть в ней и героический оттенок.

Множество аспектов образного содержания симфонии определило многообразие жанровых истоков ее тематизма – здесь присутствует и хорал, и марш, и вальс. Воплощая свой творческий замысел в форме классического четырехчастного цикла, Дворжак вносит в него нечто новое – например, вступление к первой части играет особую роль, в коде третьей части возникает новый тематический материал, не вполне обычна форма финала. Опоэтизированный вальс сближает Дворжака с Петром Ильичем Чайковским – примечательно, что за год до создания симфонии состоялось знакомство композиторов, а через несколько месяцев после него в Чехии был поставлен «Евгений Онегин». Опера произвела большое впечатление на композитора, он назвал ее «чудным сочинением, полным теплого чувства и поэзии».

Часть первая – Allegretto con brio – открывается сосредоточенным хоральным вступлением. Здесь царит атмосфера глубокого и даже несколько мрачного размышления, но к концу вступления колорит просветляется. Дворжак первоначально намеревался сделать тему вступления лейтмотивом симфонии. В конечном итоге он от этого намерения отказался, но если тема и не появляется в других частях произведения, то музыкальный образ, воплощенный в ней, несомненно, возникает – оттенок медитативного размышления проникает в различные темы. В противоположность несколько сумрачному вступлению, экспозиция пронизана светом. Все ее темы связаны с чешским музыкальным фольклором: первая тема главной партии напоминает свирельный наигрыш, связка между нею и второй темой перекликается с чешской народной песней «Уж его ведут, Мартина», вторая построена на маршевом ритме, побочная похожа на лирическую песню. В разработке, построенной на главной партии, обе ее темы драматизируются благодаря полифоническим приемам, «стонущим» мелодическим оборотам. В кульминации с суровой непреклонностью звучит тема вступления. Светлое настроение возвращается в репризе.

Часть вторая – Adagio – воплощает размышления о прошлом. Форма ее сочетает черты рондо и вариаций. Строгость ритмической поступи придает рефрену черты похоронного марша. Первому эпизоду – лирическому, пасторальному – противопоставляется второй, в котором развертывается широкая панорама былых времен. Композитор широко использует прием обобщения через жанр: символом рыцарской романтики становятся жанровые черты серенады, фанфарные интонации звучат воспоминанием о славных битвах. Кульминационное проведение рефрена перекликается с мощным звучанием хорала в увертюре «Гуситской». Третий эпизод, объединяющий тематические элементы предыдущих разделов, особенно драматичен. Тему рефрена в последний раз взволнованно проводят фаготы и скрипки.

Часть третья – Allegro grazioso – Molto vivace – развивает лирическую образную линию. Ее основная тема – элегический вальс. Плагальные гармонии и приемы варьирования роднят ее со славянскими темами многих сочинений Дворжака. Лиричности этой темы противопоставляется веселый средний раздел, основанный на песне Тоника из оперы «Упрямцы» (здесь она приобретает танцевальность). Кода по своей темпераментности близка «Славянским танцам».

Оптимистический финал – Allegroma non troppo – сочетает в себе эпические и жанровые мотивы. Вопреки традициям, это не сонатное allegro и не рондо-соната, а сложная трехчастная форма с чертами вариационности. Фанфарный оборот, открывающий четвертую часть, словно оповещает о начале торжества. Основная тема объединяет интонационные особенности тем предыдущих частей – в ней есть и эпическая размеренность, и лирический порыв, и танцевальность. В ее вариационных преобразованиях возникают разные образы – героические, танцевальные, сумрачные, драматические, лирические. Но в целом в вариационном цикле выделяются три раздела, первый из которых по образному строю контрастирует второму и оказывается родственным третьему (так возникают очертания трехчастности). Завершает симфонию радостная кода.

Симфония № 8 впервые прозвучала в Праге в феврале 1890 г. Исполнил ее оркестр Национального театра, а за дирижерским пультом стоял сам Антонин Дворжак. В том же году произведение было исполнено в Лондоне, а в следующем – в Вене, и каждый раз публика принимала ее благосклонно.

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 136