Триумф дирижерской оперы: «Трубадур» на фестивале Opera Art

Опера «Трубадур» Джузеппе Верди на фестивале Opera Art

Концертное исполнение опер давно уже стало совершенно особым жанром, существующим параллельно со всевозможными сценическими постановками. В условиях абсолютного главенства режиссера в современном музыкальном театре именно концертное исполнение зачастую может помочь вернуться к музыке, к изначальному замыслу композитора и прочувствовать его максимально качественно.

На российских концертных площадках исполнение опер вне сценического действа сейчас встречается как никогда часто – вместе с отсутствием режиссера отпадает необходимость в огромном количестве постановочных нюансов, обычно требующих массы времени и средств. Это позволяет исполнять оперы, которые ранее не ставились из-за сценических сложностей, а также привлекать музыкантов одновременно из различных театров и даже стран.

Среди российских оперных звезд особенной поклонницей концертного исполнения опер стала выдающаяся певица, солистка Большого театра Динара Алиева. По ее мнению, «самая эффективная возможность ощутить все краски музыкальной палитры – обратиться к концертным исполнениям опер». Эти слова становятся еще более убедительными, если учитывать, что певица обладает не только удивительным по силе и красоте голосом, но и незаурядным актерским талантом и даром перевоплощения. Все это вдохновило Динару Алиеву на создание Международного музыкального фестиваля Opera Art, который вот уже второй год подряд проходит в Москве.

В числе прочего, в рамках пяти концертов нынешнего фестиваля прозвучали две довольно редко исполняемые в России оперы – «Ласточка» Джакомо Пуччини, открывшая фестиваль, и «Трубадур» Джузеппе Верди. Если «Ласточка» «прилетела» в Россию с запада, будучи осуществленной Роландо Виллазоном в Немецкой опере в Берлине, то «Трубадур» был привезен с востока. Шедевр Верди стал, пожалуй, самым ярким и даже знаковым событием прошлого сезона в Израильской государственной опере в Тель-Авиве.

«Трубадур» – одна из известнейших опер Верди, фрагменты которой напевали на улицах как во времена композитора, так и сейчас. Тем не менее высветлить в ней новые грани и найти неожиданные повороты могут и современные постановщики – ведь сюжет «Трубадура» настолько витиеват и богат событиями, что мало кому удается охватить его полностью. Недаром говорят, что недалеко от театра Ла Скала в Милане есть кабачок, в котором хранится бутылка вина, предназначенная тому, кто сможет с первого раза рассказать всю историю «Трубадура», не сбившись и ничего не перепутав. Следовательно, в концертной версии донести до зрителя сюжет оперы становится еще труднее – нет ни декораций, ни костюмов, которые могли бы в этом помочь. Более того, исполнение оперы в оригинале – на итальянском языке – еще больше усилило сложность восприятия публикой. В итоге, единственные средства, оставшиеся в распоряжении исполнителей, – сила убеждения собственным голосом или инструментом. И этим они воспользовались сполна.

Вопреки традиции, начать хочется не с характеристик солистов, а с рассказа о дирижере – так как даже рядом с главной героиней оперы и хозяйкой фестиваля Динарой Алиевой он выглядел, бесспорно, самым ярким персонажем на сцене. Музыкальный руководитель Израильской оперы Даниэль Орен – один из самых экстравагантных дирижеров наших дней. Жизнь в оперном мире началась для Орена еще в тринадцать лет, когда для исполнения сольной партии в премьере своих «Чичестерских псалмов» его выбрал Леонард Бернстайн, а дирижерская карьера началась с победы на конкурсе Герберта фон Караяна. Но больше всего дирижер прославился именно в оперном жанре, и наиболее интересными стали его работы именно в сфере итальянской оперы – в постановках произведений Верди и Пуччини. Кроме того, с 2007 года Орен стал художественным руководителем Театра Верди в Салерно, который как раз с приходом маэстро вышел на новый, гораздо более высокий уровень.

По отношению к Даниэлю Орену как нельзя более уместен термин «дирижерская режиссура». Действительно, с таким дирижером постановочная часть практически не нужна – он не только управляет абсолютно всем, что происходит на сцене, но и приковывает к себе внимание целого зала. Дирижер, который то прыгает, то практически садится на пол, то поворачивается лицом к певцам, становясь полноправным участником событий – это то, что может с лихвой заменить самые эффектные режиссерские решения. Но самое главное здесь то, что все эти странные, а порой даже смешные жесты служат единственной цели – приблизить уровень исполнения к уровню оперного шедевра. И если для достижения этой цели необходимо, чтобы дирижер хватался за голову, танцевал на подставке или подпевал певцам, значит, это того стоит. В интервью, связанном с постановкой «Трубадура», Орен сказал: «Прима в опере – музыка, а все эффекты призваны только подать ее в самом лучшем свете, направить на нее главное внимание». И это высказывание, думается, полностью отвечает основным замыслам фестиваля Opera Art.

Обидно лишь то, что оркестр театра «Новая опера» и хор «Мастера хорового пения», которым посчастливилось работать с уникальным дирижером, практически не смогли реализовать его замыслы. Оркестр звучал прямолинейно и неинтересно, а хор иногда и вовсе не оправдал свое громкое название, практически не справившись со своими партиями.

Но зато взаимодействие дирижера с певцами было всеобъемлющим – редко когда можно увидеть такое понимание. Уверенность вокалистов в том, что дирижер их чувствует, позволила полностью раскрыться и показать все грани голоса. Конечно, блистала на сцене Динара Алиева в партии Леоноры – певице в равной степени удаются как лирические, так и драматические роли, но в партиях, где это сочетается, она выглядит особенно ярко. Особенно пронзительно прозвучала сцена смерти Леоноры – здесь проявился в полной мере актерский дар Алиевой, а голос прозвучал тонко и щемяще.

В партии Манрико изначально был заявлен турецкий тенор Мурат Карахан, которого впоследствии заменил солист «Новой оперы» Сергей Поляков. Приятный тембр певца, по-видимому, все же оказался недостаточно велик как для зала, так и для ансамбля с Алиевой. Пожалуй, лишь знаменитая кабалетта в конце третьего действия удалась сполна – здесь Поляков превзошел самого себя и смог наилучшим образом исполнить самый известный фрагмент оперы.

Если в оппозиции сопрано – тенор однозначное первенство можно было отдать Динаре Алиевой, то в сравнении женских голосов, к величайшему удивлению, все оказалось не так просто. Исполнительница партии Азучены Олеся Петрова, недавняя выпускница Санкт-Петербургской консерватории и солистка Михайловского театра, ничуть не уступила примадонне Алиевой. При этом поразил не только удивительно богатый и насыщенный голос с мощными низами и яркими верхами, что не так часто бывает у меццо-сопрано. Среди всех солистов Олеся Петрова как никто другой смогла прочувствовать образ своей героини и передать его публике. Здесь можно было говорить о настоящем перевоплощении, которое бывает обычно лишь в драматическом театре, а если и встречается в опере, то практически никогда – в концертных исполнениях.

Конкуренцию двум героиням составил Граф ди Луна – Энхбатын Амартувшин, заслуженный артист Монголии и солист Государственного академического театра оперы и балета Монголии. Чрезвычайно эффектный баритон певца вместе с по-настоящему роковым образом придали спектаклю подлинный драматизм, а все ансамбли с участием Амартувшина прозвучали блестяще.

Все чаще в последнее время мы наблюдаем споры о том, кто же все-таки главный в опере. И все чаще ответом на этот вопрос звучит – режиссер, благодаря чему появился даже термин «режиссерская опера». «Трубадур» Верди, прозвучавший в фестивале Opera Art, стал, без сомнения, оперой дирижерской, несмотря на звезд-вокалистов, принимавших в ней участие. Но главными все же стали удивительная сплоченность и самоотдача всех, кто смог создать этот спектакль и подарить праздник публике.

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 215