«Тихий город» Размышления sotto voce…

тихий городВ один из последних субботних вечеров апреля (23.04) в Московском международном Доме музыки состоялся заключительный концерт нового абонемента Камерного зала с многозначительным названием «Двенадцать». Это число на протяжении всего сезона объединяло музыкантов-исполнителей и композиторов, а также природные явления и исторические события.

Название концерта «Тихий город» для быстрого изматывающего темпа жизни Москвы звучит более чем обнадеживающе. Наиболее подходящей для восприятия «тихой» музыки оказалась атмосфера музыкальных салонов позапрошлого века, и воссоздать её сумели четыре молодых музыканта: пианист Алексей Гориболь, виолончелист Рустам Комачков, скрипач Святослав Мороз и певец Богдан Волков (тенор).

Без лишних слов, в полумраке Алексей Гориболь мгновенно погрузил публику в возвышенное романтическое настроение. Пианист проникновенно и сдержанно исполнил фортепианную миниатюру «Одинокий странник» из цикла Эдварда Грига «Лирические пьесы». Такое чувственное начало концерта задало правильный тон музыкального общения между исполнителями и слушателями на весь вечер.

Продоложая эту линию, безупречную в плане техники, энергетики и концептуальной выверенности, прозвучала вторая часть скрипичной сонаты №3 (op.45) Эдварда Грига во втором авторском варианте. Знакомая музыка неожиданно предстала совершенно иной, более философски углубленной: мелодию «рисовала» не скрипка, а бархатный тембр «человеческого» голоса виолончели (Рустам Комачков). Благодаря мастерству музыкантов, в моей памяти невольно возрождалось ощущение полёта, которое я испытывал, прослушивая старую затёртую запись этого сочинения в гениальном исполнении Фрица Крейслера и Сергея Рахманинова…

Вслед за инструментальной музыкой Грига программу вечера продолжило его вокальное творчество. Сочинения в этом жанре пронизаны очарованием природы и искренностью сокровенных человеческих чувств, что было выражено нюансированной мелодической линией с норвежскими национальными интонациями (например, сочетание пентатонного хода с тритоновым), сдержанностью фортепианной фактуры.

«Экспозицию» гибкого и тембрально насыщенного голоса солиста Большого театра Богдана Волкова обеспечили три романса композитора: «Слышу ли песни звуки» на сл. Г. Гейне, «Время роз» на сл. И. Гёте, «С водяной лилией» на сл. В. Хенцена. Лучшая оценка исполнителя – тёплый отклик слушателей, которых Богдан очаровал с первых фраз.

Первое отделение концерта завершила своеобразная трехчастная композиция: Аренский – Глазунов – Аренский.

Музыкальный язык Антона Аренского близок и понятен многим любителям музыки, он восходит  к лучшим традициям русского и немецкого романтизма. Сентиментальные романсы Аренского искренне, с филигранной точностью и чувственной тонкостью исполнил Богдан Волков.

Основу творческого наследия Александра Глазунова составляют инструментальные сочинения. Композитору не свойственны резкие контрасты и драматическое развитие конфликта, его творчеству присуще всё то, за что слушатель любит и ценит жанр камерного музицирования: созерцательный лиризм, мир утончённых образов, эпическая повествовательность.

Слаженно и детально выстроено представили Алексей Гориболь, Рустам Комачков и Святослав Мороз «Элегию» Глазунова из Трио №1 для фортепиано, скрипки и виолончели.

В контекст вокальной лирики и инструментальной миниатюры Аренского прекрасно вписались жемчужины камерного творчества Александра Глазунова  – «Ноктюрн» для скрипки и фортепиано из музыки к драме М. Лермонтова «Маскарад» и «Песнь менестреля», исполненные одухотворенно и безупречно.

Второе отделение было целиком посвящено музыке финского композитора Яна Сибелиуса. «Концерт в концерте» открылся миниатюрой «Новелетта». Алексею Гориболю и Рустаму Комачкову удалось воплотить идею этого изначально литературного жанра, за минимальный временной промежуток музыканты блестяще передали свободную и быструю смену различных настроений.

Исполнение романсов Сибелиуса – большой подарок для публики. К сожалению, сочинения композитора в этом жанре нечасто можно услышать на московской сцене. Музыка одновременно отсылала к воспоминаниям о недавно звучавших романсах Грига и Аренского, и в то же время Богдан Волков сумел найти новые краски своей богатой тембровой палитры, чтобы отразить неоспоримую индивидуальность, колоритность и сочность музыкального языка Сибелиуса. Особая финская мелодика и специфическая ритмика была мастерски подчеркнута звукоизобразительностью фортепианной партии в исполнении Алексея Гориболя.

После несколько затянувшей комфортное развитие драматургии концерта «Меланхолии» для фортепиано и виолончели программу завершил знаменитый «Грустный вальс».

Сочетание большого количества музыкальных произведений четырёх композиторов не вызвало у слушателей ощущения перегрузки и утомленности благодаря безупречной сыгранности музыкантов. Они показали высокий уровень камерного музицирования, ни разу не переступив грань стилистической выдержанности и не нарушив своего собственного замысла. Название вечера «Тихий город» оказалось полностью оправданным.

Сергей Буланов

Просмотров: 19