Дмитрий Дмитриевич Шостакович. Симфония № 12 ре-минор «1917 год»

Дмитрий Дмитриевич Шостакович. Симфония № 12 ре-минор «1917 год»Обратившись в 1957 году к революционной тематике, через три года после Симфонии № 11 «1905 год» Дмитрий Дмитриевич Шостакович вновь начинает работать над программной симфонией, находящейся в том же образном русле – на сей раз она должна повествовать о событиях 1917 г. и посвящаться Владимиру Ильичу Ленину. Симфонию, раскрывающую образ вождя пролетарской революции, композитор задумывал еще в тридцатых годах, предполагая использовать поэму Владимира Владимировича Маяковского, но тогда этот замысел не был осуществлен. Теперь Дмитрий Дмитриевич возвращается к нему, но не намеревается задействовать хор и поэтическое слово, ограничиваясь чисто оркестровыми средствами, типичными для симфонического жанра.

В содержательном плане Двенадцатая симфония продолжает линию, начатую Одиннадцатой, и у этих произведений есть общие черты: обе они четырехчастны, в обеих симфониях каждой из частей предпослано программное название, в данном случае – «Революционный Петроград», «Разлив», «Аврора», «Заря человечества». Но в определенном смысле Двенадцатая симфония стала противоположностью Одиннадцатой: если в предыдущем произведении главную роль играли цитаты (мелодии революционных песен и темы из собственного произведения Шостаковича, созданного ранее), то здесь цитат почти нет (лишь отдельные интонации революционных песен). По иному трактуется и программность: хотя в Двенадцатой симфонии и можно усмотреть некоторые конкретные образы (например, северный пейзаж во второй части, картина штурма Зимнего дворца в третьей), все же здесь преобладает обобщенное воплощение идеи. Более традиционным представляется построение цикла: сонатное аллегро в первой части, вторая – медленная. Вместе с тем, цикл выглядит как гигантская трехчастная форма, в которой третья и четвертая части сливаются в репризу, следующую за контрастным средним разделом – «Разливом». Особую цельность, монолитность придают циклу тематические связи между частями.

Первая часть – «Революционный Петроград» – начинается суровыми унисонами низких струнных в медленном темпе, к которым присоединяются другие струнные. Несмотря на хоральный склад, тема вступления исполнена энергии, которая ищет выхода – и это происходит в быстрой, подвижной главной партии интонационно связанной со вступлением. Постепенно в ней выявляются маршевые черты, которые становятся особенно очевидными, когда вступают медные духовые. Марш постепенно затихает, словно удаляясь, и уступает место побочной партии – светлой мелодии широкого дыхания, воплощающей образ той мечты, ради которой стоит жить и бороться. В процессе развития в ней тоже появляется маршевый ритм. В динамичной разработке возникают отдельные мотивы революционных песен, они так вплетаются в ткань разработочного развития, что говорить о цитировании в чистом виде применительно к ним весьма сложно. «Предгрозовая атмосфера» сохраняется и в репризе, а завершается часть материалом вступления.

Часть вторая – «Разлив» – сочетает в себе вариационность и черты трехчастной формы. Динамичной первой части она контрастирует своим спокойствием, воплощая одновременно и суровый пейзаж озера Сестрорецкий разлив, и величественный образ главного героя. Сосредоточенный монолог струнных сменяется соло кларнета и флейты в пасторальных тонах. Кульминация отмечена «высказыванием» солирующего тромбона, предвещающим грозные события.

Кульминация симфонии – часть третья, озаглавленная «Аврора». Она идет в быстром темпе и отличается действенностью, но это не скерцо. В драматургическом отношении третья часть играет особую роль, подводя итог развитию музыкального материала в предыдущих частях: то, что в них существовало потенциально – как желание, как мысль – здесь воплощается в действии. Появляется тема из среднего раздела второй части, а затем – побочная из первой – в увеличении, в грозном тембре медных духовых. Кульминацией становится соло ударных, живописующее выстрел «Авроры». В репризе темы проводятся в контрапунктическом совмещении.

Финал – «Заря человечества» – имеет форму двойных вариаций. Торжественной первой теме с ее фанфарными оборотами контрастирует вторая – хрупкая, в ритме вальса, но связанная интонационно с «Разливом». Вариационное развитие обеих тем приводит к ликующей коде.

Двенадцатая симфония была завершена в 1961 г. и в октябре того же года впервые прозвучала в Ленинграде под управлением Евгения Мравинского. Успеха Одиннадцатой она не повторила, и впоследствии ее исполняли, главным образом, по случаю знаменательных дат (например, к юбилеям Октябрьской революции). Первым дирижером, исполнившим ее за пределами СССР, стал Леопольд Стоковский. На Западе произведение вызвало однозначно негативную реакцию – его называли «монументальной тривиальностью». Особое же недовольство западной публики вызывало то обстоятельство, что Дмитрий Шостакович, которого привыкли воспринимать как «жертву сталинизма», создал такую «просоветскую» симфонию.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 48