Октава

октаваСуществует ли предел совершенства? В мире музыкальных интервалов определенно существует! У музыкантов даже есть специальный термин – «весьма совершенный консонанс», он подразумевает абсолютное слияние звуков, большего единения и представить себе нельзя (это было бы невозможно даже не в силу человеческого восприятия, а в соответствии с законами физики). Один из интервалов, соответствующих этому определению – октава. Как явствует из ее называния (от латинского octava – «восьмая»), она охватывает восемь ступеней. Чем объясняется удивительная «стройность» октавы?

Как мы помним из школьного курса физики, звук – это колебания, распространяющиеся в воздухе, а свойство, которые мы воспринимаем как высоту звука, определяется частотой этих колебаний. Если же частоту увеличить точно в два раза, получится «брат-близнец» исходного звука – их соотношение и будет октавой. В соотношении с другими звуками мы будем воспринимать его как «повторение» данного, но «на новом витке». Именно поэтому, когда человек с нетренированным музыкальным слухом, пытается определить, звучит ли один звук или одновременно два, больше всего затруднений вызывает октава – настолько «сливаются» друг с другом составляющие ее звуки

На первый взгляд, звучание октавы может показаться не таким эмоциональным (а значит, не таким интересным), как звучание терции или септимы, но ее роль в музыке колоссальна. Перенеся нижний звук любого интервала на октаву вверх (или наоборот – верхний на октаву вниз), мы получим новый интервал – одновременно и похожий на исходный, и отличающийся от него. Это называется обращением, и сообразно ему интервалы образуют пары: квинта обращается в кварту, секунда – в септиму, терция – в сексту и наоборот (такую же «операцию» можно проделать с аккордами, которые при этом тоже приобретают новое звучание). А может ли обращаться сама октава? Конечно, может, при этом получается прима – интервал, состоящий из двух одинаковых звуков и тоже попадающий под определение весьма совершенного консонанса. И, разумеется, октаву используют композиторы: в мелодии скачок на октаву звучит очень эмоционально (особенно в вокальном варианте – ведь от певца его исполнение требует изрядного напряжения). Мелодия, изложенная в октаву, становится очень значительной, уверенной, полнозвучной.

Но у слова «октава» есть еще одно значение – так называют участки, на которые разделен звукоряд. В каждую октаву входят основные ступени от «исходной точки», за которую традиционно принимается нота до, до ее повторения октавой выше (это с особой наглядностью можно увидеть на фортепианной клавиатуре – посмотрев на нее, мы заметим, что расположение черных и белых клавиш периодически повторяется, эти повторяющиеся участки и есть октавы). В середине звукоряда находится «точка отсчета» – первая октава… за что именно этой части звукоряда досталась такая честь? Дело в том, что она теснее всего связана с самым древним «инструментом» – человеческим голосом. Первую октаву затрагивают диапазоны большинства певческих голосов – и женских, и мужских, исключение составляет разве что бас (впрочем, некоторые его разновидности в верхней части своего диапазона все-таки «дотягиваются» до ее нижних звуков). В детстве же всем проще всего петь в первой октаве, педагоги-музыканты, работающие с детьми, хорошо знают, что именно в ней, как правило, располагается примарный тон (звук, который легко может взять ребенок, никогда не учившийся пению).

Продвигаясь последовательно вверх от первой октавы, мы попадаем сначала во вторую, затем в третью… и тут заканчивается «царство» человеческого голоса: четвертая октава доступна только музыкальным инструментам, а звуки пятой октавы, кроме до, вообще используются крайне редко (их высоту слишком сложно различить).

При движении вверх мы могли заметить, что звучание становится все более «светлым» и пронзительным, а при движении вниз мы будем ощущать, как «сгущаются тени». Сразу же после первой октавы мы попадем в малую, здесь – нижняя часть диапазона низких женских голосов (меццо-сопрано и контральто… можно сказать, это их «визитная карточка» и предмет гордости), чуть ниже их простирается нижняя часть диапазона тенора. Здесь же – «родная стихия» баритона, баса.

0.58-1.33

Ниже малой октавы расположена большая. Ее верхние ноты затрагивает диапазон баритона, но ниже может петь только бас (но обычно не ниже ми). Проследуем дальше – в контроктаву… но здесь, наверное, не может петь ни один человек? Нет, все-таки существует голос, которому она доступна (разумеется, не в полном объеме) – он называется бас-профундо. Крайне редко встречаются даже такие певцы, которые способны пропеть всю контроктаву – таким уникальным голосом обладал, например, Михаил Михайлович Златопольский. Еще ниже располагается субконтроктава – самая низкая из октав, которую человек способен слышать.

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 4