Музыкальный ландшафт 1938 года из квартиры Рихтера

 

 Фото Сергея ШевченкоМемориальная квартира Святослава Рихтера продолжает радовать слушателей нетривиальными интересными программами. 18 мая 2016 года четверо молодых лауреатов международных конкурсов: скрипачка Анастасия Петрунина, пианист Никита Мндоянц, виолончелист Евгений Румянцев и кларнетист Антон Прищепа в разных ансамблях исполнили сочинения трех великих композиторов ХХ века: Сергея Прокофьева, Белы Бартока и Пауля Хиндемита, написанных в 1938 году.

Первоначальная идея такой программы пришла в голову Антону Прищепе, который обратил внимание на совпадение дат сочинения «Контрастов» Бартока и квартета Хиндемита. А сонату Прокофьева предложила Анастасия Петрунина

Несмотря на то, что все трое  жили в это время в разных странах, фон общественной жизни у них был схож по сути. Этот фон – тоталитаризм. В музыке этот тоталитаризм проявлялся одинаково – он не принимал современных направлений. В СССР это было время разгула сталинского «большого террора».

В музыке это приобрело форму борьбы с формализмом, главным объектом травли стал Дмитрий Шостакович. Его опера «Леди Макбет Мценского уезда» была названа в газете «Правда» – главном печатном органе ЦК ВКП(б) – сумбуром вместо музыки. В те годы этот разгул беснования напрямую Прокофьева не коснулся. В это время его творчество приобрело более светлый и оптимистичный характер. Он сочиняет оперу «Семён Котко» по повести Валентина Катаева «Я сын трудового народа» (закончил в 1940 году), ставить которую должен был Всеволод Мейерхольд, арестованный в 1938  и расстрелянный в следующем году.

Фото Сергея Шевченко

Фото Сергея Шевченко

На таком фоне Прокофьев в 1938 году начинает сочинять Первую скрипичную сонату, которую завершит только в 1946 году. За этот период он напишет ещё и Вторую скрипичную сонату.

Первая часть Первой скрипичной сонаты Andante assai совершенно не соответствует общей оптимистичной тональности музыки Сергея Прокофьева – она мрачна и тревожна. По словам самого Прокофьева  первая часть напоминает кладбищенский ветер. И действительно скользящие пассажи скрипки создают ощущение небытия, отражавшее страх и замороженность общественной атмосферы.

Вторая часть Allegro brusco возвращает нас в более привычную светлую атмосферу творчества Прокофьева. Третья часть – восхитительное Andante принадлежит к самым лиричным страницам музыки Прокофьева.  Четвертая часть Allegrissimo поначалу оставляет нас в атмосфере оптимизма, но и здесь опять  мы слышим порывы ветра из первой части. На дворе уже был 1946 год – первый послевоенный, с которым поначалу связывали надежды на смягчения сталинского режима. Но эти надежды оказались тщетны. В литературе и музык еще впереди было постановление ЦК ВКП(б), в котором музыка Прокофьева объявлялась формалистичной.  Прокофьев на интуитивном уровне не мог не ощущать, что порывы кладбищенского ветра возвращаются и веют надо всей страной.

Соната посвящена ее первому исполнителю Давиду Ойстраху. Партию фортепиано в первом исполнении играл Лев Оборин. На репетициях Прокофьев добивался, чтобы фортепианная партия звучала очень ярко, без излишней академичности. Это пожелание позже реализовал Святослав Рихтер, когда он исполнял эту сонату в ансамбле с Давидом Ойстрахом.

Анастасия Петрунина

Анастасия Петрунина. Фото Сергея Шевченко

В этом концерте сонату прекрасно исполнили Анастасия Петрунина и Никита Мндоянц, который участвует во всех трёх номерах программы.  Блестяще переданы шелестящие пассажи скрипки в первой и четвертой частях. А в фортепианной партии у Мнодянца можно различить отзвуки шагов статуи Командора, который оказывался на порогах не только Дон Жуана, а многих домов в стране. Во второй и третьей частях у него по желанию Прокофьева, не было излишнего академизма.

«Контрасты» написаны Белой Бартоком по заказу известного скрипача – виртуоза Йожефа Сигети, который явился своеобразным мостиком между Прокофьевым и Бартоком. В 20-е годы ХХ века Сигети исполнял много музыки Прокофьева. Он был настолько влюблен в его скрипичный концерт, что просил автора не приходить на репетиции т. к. он его репетировал как свое собственное сочинение. Позднее он дал Сигети  право первого исполнения на Западе своих обеих скрипичных сонат. Сигети был членом жюри II (1962), III (1966), IV (1970) конкурсов им. П. И. Чайковского.

Никита Мндоянц

Никита Мндоянц. Фото Сергея Шевченко

Для Бартока, как и для многих в Европе, конец 30-х годов было время принятия непростых решений. Будучи сам вне политики, Барток не мог не понимать что режим Хорти, ориентированный  на альянс  с фашистской Италией и Германией, губителен для Венгрии. К тому же для него был неприемлем расистский подход к людям. В 1938 году в Венгрии всех заставляли заполнять анкеты, подтверждавшие арийское их происхождение. Барток отказался делать это и решил перебраться за океан. В 1938 году он начал переправлять в США свой архив и в 1940 году, после смерти матери окончательно поселился в США.

Сначала пьеса была написана как двухчастное виртуозное сочинение и была исполнена в 1939 году, но позже была написана третья часть, которая и дала название всему сочинению.

Первая часть Verbunkos: Moderato, ben ritmato  это рекрутский цыганский танец призывников-цыган, с характерными ритмическими конструкциями. В ее начале очевидны джазовые интонации, вдохновленные, по собственными признаниями Бартока, второй скрипичной сонатой Равеля.  Но при это его несколько смущало, что партию кларнета должен был исполнять известный джазовый музыкант Бенни Гудмен. Его называли королём свинга. Любопытно, что именно «Контрасты» Бартока разбудили в Гудмене интерес к классической музыке, и он стал исполнять произведения Моцарта, и других классических композиторов.

Вторая часть Piheno: Lento – это своеобразный ноктюрн. Третья часть Sebes: Allegro vivace написана на основе болгарских о фолклорных интонаций. Эта часть исполняется на двух скрипках в разном строе, одна из которых настроена в народном строе и позволяет взять два тритона –  своеобразный символ дьявольской музыки. Так она и была великолепно исполнена А. Петруниной в этом концерте. Хорошо звучал кларнет у  Антона Прищепы, но не с таким очевидными джазовыми интонациями как у Гудмена в хрестомтийной записи первого исполнения.

 Фото Сергея Шевченко

Фото Сергея Шевченко

Квартет для кларнета, скрипки, виолончели и фортепиано Пауля Хиндемита также написан в 1938  и в этот же год он эмигрирует из Германии. Уезжая, он написал, что есть две вещи, о которых уезжая надо позаботиться: это профессиональная честная музыка и чистая совесть.

Творческая жизнь Хиндемита как композитора складывалась успешно. Его много исполняют, он профессор Гамбургской высшей школы музыки. В  середине 30-х годов Хиндемит пишет оперу «Художник Матис», посвященную художнику эпохи средневековья Грюневальду. В ней есть сцена сожжения еретических протестантских книг,  что напоминала о кострах из книг сжигаемых нацистами на площадях,. После прихода к власти нацистов музыка Хиндемита вызывает все больше нареканий. Его называют зловреднейшим представителем немецкой музыки, а в 1938 году он становится экспонатом выставки «дегенеративной музыки». И Хиндемит эмигрирует в Швейцарию. Квартет, который прозвучал в концерте, стал символом эмиграции. Хиндемит начал его писать, возвращаясь из гастролей по Америке, вторую часть написал в Гамбурге, и закончил уже в эмиграции в Швейцарии.

Первая часть Maßig bewegt очень напряжена и представляет диалоги инструментов на постоянном фоне фортепианной партии, блестяще исполненной Никитой Мндоянцем. В ней слышны джазовые ритмы – влияние гастролей по США. Вторая часть Sehr langsam вероятно один из самых меланхоличных в наследии Хиндемита. Здесь царит кларнет и великолепно исполненная Евгением Румянцевым партия виолончели. В третьей части Maßig bewegt возвращаются образы первой. Заканчивается она неожиданно резким обрывом, как бы многоточием… , неизвестностью, что ждёт автора жизнь в эмиграции.

Антон Прищепа

Антон Прищепа. Фото Сергея Шевченко

Квартет Хиндемита тоже обычно исполняется двумя кларнетами: в строе in B и in C. Честно говоря, я не уловил заметной разницы в звучании этих двух кларнетов.  Антон Прищепе на мой вопрос, что дает различие двух кларнетов, ответил, что это, скорее, дань традиции.

На бис квартет исполнил сочинение, написанное не в 1938 году – виртуозные  «Адамс-вариации» ныне живущего французского композитора Гийома Конессона (род. 1970 г.), которые были впервые исполнены в России в рецензируемом концерте. Эти вариации поставили более оптимистичную точку в программе, чем вопросительное многоточие хиндемитовского квартета.

В традициях мемориальной квартиры Святослава Рихтера лаконично, но емко и информативно были сделаны Евгенией Лианской комментарии к программе.

Владимир Ойвин

Просмотров: 10