Вольфганг Амадей Моцарт. Фантазия ре минор

Фантазия ре минорТочная дата создания Фантазии ре минор Вольфганга Амадея Моцарта не установлена, но предположительно таковой считается 1782 г. – за три года до до-минорной Фантазии. Между этими двумя произведениями можно усмотреть некоторые общие черты, и не только само обращение к жанру фантазии: в обоих присутствуют элементы ариозности и прелюдирования, каденции, пассажи в последних разделах. Еще одна загадка ре-минорной Фантазии заключается в том, что в первом ее издании, которое было осуществлено в 1804 г., не было последних десяти тактов. Существует гипотеза, что сам Моцарт этого фрагмента не писал, а истинным его автором был Август Эберхард Мюллер – известный в то время исполнитель, композитор и теоретик.

С конца XVIII столетия, когда начали появляться посвященные моцартовскому творчеству книги, Фантазия ре-минор встречала разные оценки. Нередко в ней были склонны видеть чистую импровизацию без какого-либо плана и даже именовали «искромсанной пьесой», но такие определения вряд ли можно считать справедливыми: форма Фантазии представляется удивительно стройной и логичной, даже количество тактов в медленных разделах (Andante в сочетании с Adagio) и быстром (Allegretto) почти совпадает – соответственно пятьдесят три и пятьдесят четыре, а в построении формы, в изложении и развитии музыкального материала просматривается вполне ясная мысль.

Фантазия – жанр, по природе своей связанный со свободным самовыражением композитора, некоторой импровизационностью, в которой образы могут сопоставляться самым неожиданным образом. Вспоминаются слова, вложенные Александром Сергеевичем Пушкиным в уста Моцарта: «Я весел… Вдруг: виденье гробовое». Можно спорить, какое именно из моцартовских творений мог здесь подразумевать поэт, но в структуре ре-минорной Фантазии контрастные сопоставления определенно присутствуют. Впрочем, начинается она отнюдь не весельем: сосредоточенное, строгое вступление – Andante – словно поднимается из глубины. По своей фактуре (ломанные арпеджио) вступление перекликается с фантазиями Карла Филиппа Эммануэля Баха. В этих волнах вырисовывается некая скрытая мелодия – сначала в восходящем движении, затем в нисходящем. Завершается она на доминантовом звуке, подготавливая тем самым начало следующего раздела – Adagio, который отделен от вступления Andante генеральной паузой. Во время этой паузы слушатель особенно напряженно ждет начала темы – и «ответом», который дает композитор на это ожидание, становится проникновенная, повествовательная печальная мелодия. Связь между разделами формы выражается здесь в родстве сопровождающего эту тему баса и «скрытой мелодии» вступления (примечательно, что некоторые музыковеды усматривают в ней сходство с интонациями средневекового мотива Dies Irae).

Вторгающийся новый мотив звучит как погребальный звон колокола, как голос неумолимой судьбы. Он окружается короткими, мятущимися мотивами-«вздохами». Нижние голоса обреченно движутся вниз. Скорбная тема возникает вновь после паузы (на этот раз в иной тональности – в ля миноре). Отчаянным звуковым потоком прорывается каденция, и вновь – тоном выше – возникает «погребальный звон». Мелодия речитативного склада – agitato – приводит к кульминационной точке, реакцией на которую становится новая каденция. Жалобная тема возвращается в ре миноре. Пассажи, излагаемые тридцать вторыми, сменяются кратким аккордами, знаменующими собою переход к следующему разделу – Allegretto.

Этот раздел контрастирует предыдущему своим радостным эмоциональным наполнением. Но это не просто радость, приходящая на смену печали и страданиям, освобождающая от них – это радость, истоки которой лежат в скорби. Песенная тема второго раздела может показаться простой – но только на первый взгляд, в ней присутствуют элементы скорбных Andante и Adagio, но они чудесным образом преобразились: «скрытая мелодия» из вступления в басу больше не кажется угрожающе-тяжелой, преображенные мотивы вздохов звучат без прежней скорби, и даже мотив «колокола» утратил свою мрачность и кажется теперь провозглашением новой жизни, предваряющим новую каденцию. Таким образом, главной мыслью моцартовской ре-минорной Фантазии можно назвать преодоление скорби, торжество над смертью и печалью, возрождение к новой жизни.

Но что же с теми десятью тактами, которых не было в первом издании Фантазии? Ведь без них произведение завершалось (точнее, обрывалось) на доминанте… почему она оказалась незавершенной? Некоторые исследователи высказывают предположение, что композитор планировал создать более масштабное, многочастное произведение, но по каким-то причинам замысел этот осуществлен не был.

Фантазия ре минор любима и музыкантами, и публикой. Ее нередко можно услышать в концертных программах, многие знаменитые пианисты осуществили ее запись, среди них – Эмиль Гилельс, Вильгельм Кемпф, Вальтер Гизекинг, Ингрид Хёблер.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 530