Луиджи Керубини. Опера «Медея»

Итальянский композитор Луиджи Керубини создал более трех десятков опер, но сегодня о нем чаще всего вспоминают как об авторе «Медеи». Ценили это произведение и современники – Иоганнес Брамс отзывался о «Медее» как о «высшем достижении драматической музыки».

Древнегреческий миф о трагической любви Медеи и Ясона не раз привлекал внимание писателей и композиторов: опера Франческо Кавалли «Ясон», музыкальная трагедия Марка Антуана Шарпантье «Медея», кантата Жана-Филиппа Рамо «Медея», балет Жана-Жозефа Родольфа «Ясон и Медея»… За основу либретто оперы Керубини, созданного Франсуа-Бенуа Оффманом, была взята одноименная трагедия французского драматурга эпохи классицизма Пьера Корнеля, который, в свою очередь, опирался на произведения античных авторов – Еврипида и Сенеки.

Романтическая история дочери колхидского царя, влюбляющейся в иноземца, помогающей ему добыть золотое руно и бросающей ради него родину и отца, остается за пределами сюжета. Действие оперы начинается в момент, когда жизнь заглавной героини уже разрушена – Ясон оставил Медею, готовится его свадьба с Главкой – дочерью коринфского царя Креонта. Для Медеи же единственным смыслом жизни отныне становится месть, и несчастная не останавливается ни перед чем – вплоть до убийства собственных детей.

Такие титанические страсти требовали соответствующего музыкального воплощения. Опера создавалась для постановки в парижском театре «Фейдо», этим были обусловлены жанровые черты французской комической оперы – музыкальные номера чередовались с разговорными диалогами, однако музыка Керубини заставляет вспомнить об иных образцах. Увертюра к «Медее» перекликается с творениями Кристофа Виллибальда Глюка, а накал страстей даже предвосхищает грядущие симфонические творения Людвига ван Бетховена. В увертюре сталкиваются две темы, одна из которых олицетворяет жажду мести, а другая – материнскую любовь. Эти чувства, борющиеся в душе Медеи, воплощены с одинаковой страстью.

Не сразу заглавная героиня предстает перед зрителем – этому предшествует появление ее счастливой соперницы Главки… впрочем, счастливой в полной мере ее назвать нельзя: в арии, украшенной множеством виртуозных приемов, любовь спорит со страхом. Обоснованность этого страха подтверждается грозным речитативом Медеи, которая предстает здесь, по меткому выражению итальянского музыковеда Джулио Конфалоньери, истинной «заклинательницей злых сил». Но не только угроза и жажда мести звучат в ее речитативе – он становится выражением глубочайшего душевного страдания. Но возлюбленный отказывает Медее в гостеприимстве – в последующей прекрасной арии.

Вступление ко второму действию представляется удивительно проникновенным благодаря трепетному звучанию малых терций. Целая гамма чувств выражена в дуэте Медеи и Ясона – притворство, смирение… Развязка драмы наступает в третьем акте – кабалетта Медеи исполнена страсти, выраженной в широких мелодических ходах. На фоне хора народа, потрясенного гибелью Главки, звучат патетические восклицания героини – почти крик.

Премьера, состоявшаяся в Париже в 1797 г., имела успех, но дальнейшая судьба произведения оказалась весьма сложной. Опера уступала в популярности другим произведениям Луиджи Керубини – таким, как «Лодоиска» или «Два дня». В 1854 г. Франц Лахнер приблизил «Медею» к творениям Керубини в жанре оперы-seria, заменив разговорные диалоги речитативами, благодаря чему произведение приобрело большую цельность – что, несомненно, соответствовало и мрачному сюжету, и представлению столь сильного характера. Но даже в таком виде опера была забыта надолго. Причина заключалась в том, что «Медея» предъявляет высочайшие требования к певцам, прежде всего, к исполнительнице заглавной партии – поистине, певица должна обладать не только мощным голосом и блестящей вокальной техникой, но и актерским дарованием.

Такая исполнительница нашлась в ХХ столетии в лице Марии Каллас. Она впервые исполнила эту партию в 1953 г. в «Ла Скала», тем самым подарив произведению новое рождение. Дирижировал этим спектаклем Леонард Бернстайн – тогда еще молодой малоизвестный дирижер. Воплощая образ этой сильной героини, Мария Каллас продемонстрировала и свой блестящий вокал, и страстный темперамент, и талант драматической актрисы. Медея стала ее любимой ролью. «Чистое электричество», – так охарактеризовал Бернстайн исполнение Марией Каллас роли Медеи.

Первая постановка «Медеи» в России состоялась в 1982 г., осуществил ее Куйбышевский (ныне Самарский) театр оперы и балета. В 2015 г. опера была впервые поставлена в Москве режиссером Александром Тителем в Московском академическом музыкальном театре им. К.С.Станиславского и В.И.Немировича-Данченко. Достойной исполнительницей заглавной партии стала Хибла Герзмава.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

 

Просмотров: 58