Валерий Александрович Гаврилин «Военные письма»

Детство Валерия Александровича Гаврилина пришлось на тяжелые военные и послевоенные годы. По словам композитора, первыми «песнями», которые слышал он, были крики и плач женщин, получивших «похоронки», сам он лишился отца в двухлетнем возрасте. Неудивительно, что тема войны была близка ему – не столько тема подвигов на поле боя, сколько тема жизни, сломанной войною. Об этом повествовала пьеса «Три мешка сорной пшеницы» Владимира Тендрякова, ее поставил в Большом Драматическом театре Георгий Товстоногов. Музыку для того спектакля написал Гаврилин. Работа над нею всколыхнула воспоминания о годах войны, и возник замысел нового произведения.

Вокально-симфоническая поэма, получившая заглавие «Военные письма», повествует о любви, разрушенной войной. Композитор сравнивает войну с лихом из народных сказок, которое приносит горе, отнимает близких и любимых людей. Но даже в таких условиях, перенося такие страдания, люди сохраняли в себе и передавали детям все самое доброе. Этим величием духа восхищается Гаврилин.

Композитор не воспользовался каким-либо литературным произведением, текст создавался специально для «Военных писем». Написала его Альбина Шульгина. С этой киносценаристкой и поэтессой Гаврилин был знаком уже несколько лет – со времен работы над музыкой к кинокартине «В день свадьбы», для которого он создал песню на текст Шульгиной. Сотрудничество, порожденное «Военными письмами», продлилось много лет. В основу произведения лег самый простой и трагический сюжет: молодая женщина провожает мужа на фронт, ждет его, он погибает… такие человеческие трагедии во время войны исчислялись миллионами – это был сюжет, не нуждавшийся в вымысле.

Исполнительский состав «Военных писем» не вполне обычен. Композитор предназначил произведение для мужского и женского голосов, не обозначив их тип – тенор или бас, сопрано или контральто. Это было связано с тем, что вокально-симфоническая поэма предназначалась не для академических певцов, а для двух известных эстрадных исполнителей того времени – Таисии Калинченко и Эдуарда Хиля. Эти исполнители воплощают образ солдата и его жены, но есть еще одно «действующее лицо» – рассказчик, который не воплощен отдельным исполнителем, его функция передается то женскому голосу, то мужскому. Наряду с ними задействованы три хора – женский, мужской и детский. В оркестр введены многочисленные ударные инструменты, гармонь, гусли, а также звуковые эффекты в записи: взрывы, звуки падающих бомб. Интонационные истоки произведения лежат не только в области крестьянской песни – они уходят корнями в живую человеческую речь.

Двенадцать номеров, из которых состоят «Военные письма», различны между собою и по масштабу, и по выразительным средствам. В эпиграфе, открывающем произведение, нет ни пения, ни инструментальной музыки – только декламация нерифмованного текста: мальчик расспрашивает мать о том, как она провожала отца на фронт, но женщина каждый раз отвечает – «Не помню». За этим пронзительным диалогом следует тремоло литавр, отрывистые аккорды, а затем – песня в духе протяжной, скупо поддержанная «колокольными» звучаниями. Второй номер строится на неожиданном сплаве интонаций причитания и игровой песни, связь с фольклорными корнями подчеркнута отсутствием оркестрового сопровождения. Пение становится шепотом, затем переходит в крик, прерываемый «звуками войны». Третий номер назван «Детской дразнилкой», и по форме это действительно так: детский хор, хлопая в ладоши, интонирует энергичную мелодию на трех нотах, однако текст поистине ужасен: «Распроклятая война…».

Еще более страшный, внечеловеческий образ войны, смерти возникает в четвертом номере – «Лихо»: солисту-мужчине аккомпанируют ударные инструменты и глиссандо хора без слов. Противоположен ему лирический пятый номер – дуэт, исполняемый без сопровождения. Шестой номер – тоже дуэт, выдержанный в песенном духе. Лирике двух дуэтов сопоставляется мужское соло в сопровождении ударных, стилизованное под солдатские песни. Следующий дуэт кажется неожиданно светлым – его прерывает грохот литавр, за которым следует женское соло без сопровождения («Не приходила ль почтальонка?») «Ответом» становится речитатив мужчины, в который вплетаются отчаянные восклицания женщины. Заключительный номер («Май зеленый») – наиболее развернутый и самый светлый: прозрачная оркестровая фактура сочетается с «легким» тембром детского хора.

Первыми исполнителями «Военных писем», как и предполагалось, стали Эдуард Хиль и Таисия Калинченко. Премьера состоялась в Ленинграде в 1976 г. Впоследствии произведение исполнялось и с участием оперных певцов. В 1995 г. Гаврилин создал вторую редакцию, которая тогда же была исполнена в Москве.

 

Музыкальные Сезоны

 

Все права защищены. Копирование запрещено

Просмотров: 9