Антонин Дворжак. Славянские танцы (вторая тетрадь) Op. 72

Антонин Дворжак. Славянские танцы (вторая тетрадь) Op. 72Грандиозный успех «Славянских танцев» Антонина Дворжака побудил издателя Фрица Зимрока заказать композитору новый цикл такого рода. Композитор понимал, что вторая тетрадь танцев не должна испортить впечатление, произведенное первой, и потому не спешил приниматься за ее создание, решив отложить это на полгода. Но написал он новые «Славянские танцы» гораздо позднее – шесть лет спустя. Работая над ними в своем доме в деревне Высокой – где композитор, по его словам, чувствовал себя «лучше, чем Бисмарк в Варцине – Дворжак признавался, что новые «Славянские танцы» очень занимают его, но будут они совершенно иными.

Около четырех месяцев композитор работал над вариантом для фортепиано в четыре руки, и еще полтора месяца заняла оркестровка. Танцы действительно оказались иными, отличающимися от первой тетради – хотя бы потому, что здесь больше фольклорных цитат (не только чешских). Здесь чаще встречаются лирические образы, и лирика эта нередко преобладает над танцевальностью как таковой.

Первый номер сюиты – это одземек («от земли»). Этот «збойницкий» (разбойничий) танец в Словакии и Моравии плясали в лесах у костров восставшие крестьяне. В народном одземеке обычно повторяется одна мелодия, но Дворжак поступает иначе, чередуя несколько тем. Контрастность углубляет инструментовка: стихийная мощь и удаль крайних разделов усиливается tutti, лиричность среднего, где цитируется словацкая песня «Сапожки мои» – более скромной оркестровкой (деревянные духовые и струнные).

Наибольшую известность снискал второй номер сюиты, в котором в качестве первой темы использована выразительная украинская мелодия. Ее проводят скрипки. Во второй теме присутствуют черты мазурки. Из медных духовых в этом лирическом танце использованы только валторны.

Ярким контрастом к лирическому второму танцу звучит третий – скочна. В крайних разделах этого номера царит атмосфера суеты, заставляющей вспомнить о ярмарке, и юмора. Комедийный оттенок имеет и средний раздел, основанный на двух темах. Одну из этих лирических мелодий Дворжак назвал «сладкой» – но сочетание этой «сладости» с барабаном и тарелками, отбивающими ритм, выглядит юмористическим штрихом. Вторая тема – чешская песня «Под дубом, за дубом».

Четвертый номер можно причислить к танцам лишь условно – настолько он созерцателен и лиричен. Как и во втором танце, в нем использована украинская думка.

В самом коротком номере сюиты – пятом – развивается хороводная песня «Говорила крестьянка крестьянке», которую Дворжак слышал в деревне Высокой. Она варьируется в разных ладах и в различной оркестровке.

В шестом номере присутствуют черты полонеза, но без подчеркивания характерного для него ритма. В таком виде он сближается с чешской соуседской, а также с аналогичным моравским танцем. Большей подвижностью отличается средний раздел, в котором солируют флейта-пикколо и гобой.

Седьмой номер имеет черты коло – сербского хороводного танца. Яркая картина народного праздника создается полнозвучным оркестром с широким использованием ударных и медных духовых. Интонационно этот танец перекликается с первым номером, словно «замыкая круг», и восьмой номер звучит как эпилог – но заключение это оказывается весьма развернутым.

Восьмому номеру почти не свойственна танцевальность. Он наиболее продолжителен и состоит из наибольшего количества лирических, эмоционально насыщенных тем.

Первое исполнение второй тетради «Славянских танцев» Антонина Дворжака состоялось в Праге в январе 1887 г., дирижировал композитор. В том же году партитура была издана в Берлине Зимроком.

 

Музыкальные Сезоны

Просмотров: 47