Чечилия Великолепная

 

Бартоли

Cecilia Bartoli by Natasha Razina Tй State Academic Mariinsky Theatre

Концерт Чечилии Бартоли  стал лучшим подарком, который пока что сделал питерский фестиваль «Звёзды белых ночей» своей публике. И вряд ли этот эффект будет превзойдён. Рецензировать исполнительское искусство  этой выдающейся артистки в музыкальном мире уже как-то не принято, но попробуем разобраться, в чём  же всё-таки феномен ЧЕЧИЛИИ БАРТОЛИ.

Певица выступила в северной столице с  программой, которая  частично уже была представлена в Европе  несколько лет назад под названием «Санкт-Петербург». Под тем же названием вышел диск, ставший музыкальным бестселлером. Ту программу  Бартоли создавала, раскапывая по договорённости с Валерием Гергиевым бесценную библиотеку Мариинского театра, где хранятся сочинения иностранцев, работавших и писавших для  российских придворных театров  – Франческо Арайи, Германа Раупаха, Бальтассаре Галуппи,  Иоганна Адольфа Хассе. Эта великолепная барочная музыка в большинстве своём долгие годы лежала под спудом, пока неистовый первооткрыватель  Чечилия не сделала её достоянием мира.

Нынешняя программа «Из Венеции в Санкт-Петербург» включила в себя и музыку из  малоизвестных в России опер Вивальди: «Фарнак», «Неистовый Роланд», «Юстин», «Гризельда». Если не считать  узкого круга знатоков барокко, для питерской публики это были абсолютные открытия.

При огромном стечении публики в  зале Мариинки-2, в сопровождении великолепного, но всё же камерного оркестра-ансамбля   под названием I Barocchisti  под управлением Диего Фазолиса, Чечилия Бартоли, обладательница отнюдь не громоподобного сопрано  — как мне представляется, именно сопрано (в прежнем понимании этого термина), универсальность которого позволяет использовать абсолютно все краски женского голоса —  легко удерживала энтузиазм слушателей в течении трёх часов. Неиссякаемо разнообразная, певица-актриса использует  всё, что ей дал Бог и что наработано величайшим трудом вокальных  связок, интеллекта и души. Это — уникальная природная музыкальность  и безграничная техническая свобода. Это железная воля в построении формы каждого номера – и тактичнейшее импровизационное ad libitum, это ювелирно тонкое мастерство – и эпикурейское наслаждение результатом.

Бартоли создаёт не просто концертные  программы. Вот и здесь, в музыкальном путешествии «Из Венеции в Санкт-Петербург» явно присутствовала абсолютно выверенная драматургия музыкально-театрального действа. Ибо Бартоли  артистична во всём, даже в том, как разительно меняется  её сценический облик.  С годами склонность к театрализации,  к вокальному и визуальному лицедейству становится более отточенной и яркой. Певица, обладающая фантастически совершенной техникой барочного пения, несёт музыку старых мастеров в определённом, но всегда разном  образе. По клипам мы знали Бартоли  в декоративно — ярких костюмах, эффектно стилизующих моду барокко. В Зальцбургской постановке «Юлия Цезаря в Египте» Генделя ничто не мешало её Клеопатре «включать» современную обольстительницу и  лихо выглядеть в перьях, высоких сапогах и платиновых кудряшках  a la Мерилин Монро верхом на картонной ракете. Но в том же спектакле, соединив инструментальную ровность и тембральную красоту  с естественной простотой сценического существования, теплотой и обертоновым богатством голоса, заставить  зал замирать от   настоящей трагедийности, от  нежного легатиссимо  взлетающих к небесам фиоритур, от  вокально озвученного почти шепота.

Подобное же Бартоли проделала с залом и в Петербурге. Она,  как драгоценность, поворачивалась разными гранями своей артистической личности. По-девичьи нежная и наивная в перекличке с прекрасным гобоистом Пьером-Луиджи Фарбетти, вела доверительный музыкальный  диалог с музыкантами оркестра, прислушивалась и встраивалась в шелестящее звучание старинных струнных. Вдруг феерически взрывалась каскадом гневных фиоритур. Играла голосом, соревнуясь с дивным музыкантом – флейтистом Жан-Марк Гужоном, устраивала почти цирковой номер передразнивания трубача-виртуоза. Или погружала зал в наслаждение нежнейшим бельканто.

 

Cecilia Bartoli by Natasha Razina Tй State Academic Mariinsky Theatre

Cecilia Bartoli by Natasha Razina Tй State Academic Mariinsky Theatre

Бартоли — личность  возрожденческого склада: свободная, пытливая, выносливая, жизнелюбивая, отважная, радостно служащая мастерству и творчеству. Несущая на своих плечах Зальцбургский Пасхальный фестиваль. Занимающаяся исследовательской деятельностью. Исколесившая весь мир.   В концертах щедро дарящая публике бисы — почти третье отделение.  Артистка, способная эмоционально  завлечь, зажечь и тронуть музыкой почтенного — более 400-сот  лет – возраста. Музыкой, по сути, музейной, которую чтят, любуются её отстранённой красотой, но редко от неё рыдают. А Чечилия  нашла ключ к душе этой музыки, не выходя за строгие стилевые рамки  барочного пения. Её волевой напор иногда выходит на грань соревновательности с возможным, пассажи и фиоритуры катятся с такой ровной стремительностью, что кажется – летят  к финишной прямой. Но лишь временами певица позволяет себе высказаться столь спортивно.   Уже в следующем эпизоде мы  слышим сокровенный разговор  души с музыкой.  Как противостояние чуть вызывающей эффектности звучат её мучительно грустные и светлые lamentо. И снова – игривая радуга бесконечно сверкающих пассажей, снова радость преодоления.

Наверное, это гармоничное соединение  высочайшего технического мастерства и  владения культурой барочного пения  с великолепным жизнелюбием, с жаждой радостного вокально-артистического лицедейства и с умением взглянуть в глубь времён с позиций человека ХХI столетия   и делает  Челилию Бартоли  певицей века.

 

                                                                                  Нора Потапова

                                                                                  Июнь 2016г

 

 

Просмотров: 4